интервью

Валентина Рубцова: «На зарплату на рынке я могла прожить год»

Звезда сериала «САШАТАНЯ» рассказала журналу «Телепрограмма» о работе продавщицей конфет, болезни своего коллеги Андрея Гайдуляна и отказе от вегетарианства.

Улыбчивую Валентину Рубцову все знают не только как экс-солистку группы «Девочки» и блестящую пародистку из шоу «Большая разница». Прежде всего — как исполнительницу роли Тани в сериалах «Универ» и «САШАТАНЯ» (ТНТ). В новых сериях Сашу уволят, а Тане придется выйти на работу. И семья Сергеевых заживет по новым правилам. В преддверии премьеры нового сезона ситкома «САШАТАНЯ» журнал «Телепрограмма» прогулялся с Валентиной, ее мужем Артуром и дочерью Соней по солнечному Сочи и расспросил о зарплате на рынке в Отрадном и группе «Девочки», поцелуях с Марией Кожевниковой и недореализованном драматическом таланте.

«Некоторые зрители даже не знают моей фамилии»

— В предыдущем сезоне сериала «САШАТАНЯ» вы снимались после родов. И вопрос с кормлением дочки был актуален. К третьему сезону Соня подросла. Вам было попроще работать?

— Новый сезон примечателен другим. Он стал для меня крайне интересным и комфортным. Продюсеры сделали все возможное для того, чтобы нам было удобно. В итоге оставалось только приходить на площадку и делать любимое дело — творить и кайфовать. А самое сложное — недосып. Если я недосыпаю перед работой, это катастрофа! Полноценного сна почти не случалось. Мы ведь работаем по 12 часов, потом я приезжаю домой, хочется побыть с дочкой, а еще надо учить текст. Так что все это довольно напряженный, хоть и приятный процесс.

— Какие сцены были особенно трогательными?

— Переодевания, смена образов, ролевые игры — таких было много! Мы снимали заставки, где я в меховой шапке и с усами, а Андрей — в бабушкином платочке. А еще будут ролевые игры в семье Сергеевых, это довольно трогательно.

Валентина Рубцова с мужем
Фото: Иван ВИСЛОВ

— Бывает так, что, придя домой, вы забываете «выключить Таню» и муж это замечает?

— Категорически нет. Таня Сергеева остается на площадке вместе с командой «Стоп, снято!». Если я буду приносить работу домой и разговаривать, как героиня, то возникнут вопросы не только у родных, но и у медицинских специалистов.

— Часто вас с Таней путают поклонники?

— Постоянно. «Таня, а распишитесь мне вот тут!» И это не очень приятно. Потому что не знают имени артиста, не читают титры, что странно. Спрашиваю: «А вы знаете, как меня зовут?» Отвечают: «Ну, Таня». Это грустно. Не знаю, о чем это говорит.

— Положа руку на сердце, вам не кажется, что амплуа комедийного актера приросло и не дает идти дальше?

— Вынуждена с вами согласиться. С одной стороны, это прекрасно, что есть такая роль. Вся страна знает Таню Сергееву. С другой — режиссеры видят меня, видимо, только в этом образе. Потому и нет других проектов, где я могла бы перевоплотиться.

— Еще в «Универе» вы часто примеряли на себя непривычные образы. В одной из серий ваша героиня даже сексуальную ориентацию сменила на время. Всегда хотелось спросить: каково это, целоваться с Марией Кожевниковой?

— Об этом мечтают многие мужчины, а мне вот повезло! (Смеется.) Благодарна Маше за наше многолетнее сотрудничество. Рада, что у нее все прекрасно складывается. Она боец и целеустремленный человек.

Валентина Рубцова и Андрей Гайдулян
Таня — это уже, можно сказать, второе имя актрисы. А все благодаря «Универу» и проекту «САШАТАНЯ», которые принесли Валентине Рубцовой и Андрею Гайдуляну всероссийскую известность. Фото: Канал ТНТ

— Бойцом оказался и другой ваш партнер по сериалу — Андрей Гайдулян. Вы помните момент, когда узнали страшную новость о его болезни? Как восприняли это и что было дальше?

— Помню, что не могла поверить в это. Отказывалась. Для всех нас это было шоком. Я повторяла себе только одно: «все будет хорошо, он справится». Я звонила и писала Андрею. Было трудно всем, кто был рядом. И могу сказать, что ему было тяжелее в миллион раз больше. Не знаю… Это большое счастье, что все закончилось. Дай бог здоровья Андрею!

— Когда все осталось позади, вы обсуждали этот момент?

— Мы были всегда на связи, переписывались, созванивались. О счастливом исходе мы узнали первыми. Хотелось кричать от радости на весь мир! И всем рассказывать. Но никому не говорили. Потому что Андрей захотел сам объявить об этом. Это было такое большое счастье… Как будто ты взлетел. Такие ощущения были у всех нас. До слез.

«Если бы предложили сыграть маньяка — с радостью побежала бы»

— На прошедшем в Сочи фестивале «Кинотавр» вы встречались с Игорем Матвиенко, под руководством которого пели в группе «Девочки» вместе с Ириной Дубцовой, Липой и Таней Герасимовой. Первая стала композитором и певицей. Вторая — телеведущей на «России 1». Третья — ведущей «Армейского магазина». С Игорем Игоревичем вы не обсуждали возобновления карьеры? Может, пойти в этом направлении?

— Нет, мы не обсуждали сотрудничество. Я реально оцениваю свои вокальные способности. Спеть в рамках спектакля — одно. Это люблю. Но у меня не самые выдающиеся данные. Хотя работу в группе «Девочки» вспоминаю с радостью. Только представьте: девочка из маленького города Макеевка Донецкой области попадает в огромный мир российского шоу-бизнеса. Николай Расторгуев, Сергей Мазаев и другие звезды… Все эти знакомства происходили так органично и просто, я была для них коллегой. Ярко и бесценно. Наш коллектив был уникальным — и по внутренней атмосфере, и по музыке.

группа «Девочки»
В матвиенковской группе «Девочки» будущая актриса Валя (слева) пела вместе с будущими телеведущими — Таней Герасимовой (в центре) и Липой Тетерич. Фото: youtube.com

— Почему тогда группа просуществовала всего 4 года?

— На тот момент в шоу-бизнесе началась тенденция: артистки должны были укорачивать юбки, носить декольте и выглядеть эффектно. А мы были другими. Мы пели о девичьих грезах, мечтах, отношениях и чем-то чистом. Петь в купальниках мы не собирались. Вот и результат.

— Наверняка предложения по работе вам до сих пор поступают. Что это за проекты и почему вы отказываетесь?

— В основном антрепризные спектакли. Из предложенного я была в восторге только от одной постановки. Но на тот момент была беременна и не смогла продолжить работу. Сейчас спектакль называется «Опасные мальчики». А то, что предлагают сейчас, — эксплуатация образа. Если бы мне предложили поменяться кардинально (например, сыграть маньяка), конечно, я бы побежала! Работаю в программе «Вокруг смеха». Там тоже комедийные образы, но разные. На данный момент моей карьеры дела обстоят так. Хотелось бы драматических ролей? Да. Но я такая трусиха — мне всегда кажется, что я ничего не умею и надо учиться. Смотрю фильм Кирилла Плетнева «Жги!» с Ингой Оболдиной и Викторией Исаковой и думаю: «А я-то куда лезу? Остановись».

— В «Большой разнице» вы и Сергей Бурунов превзошли все границы допустимого и перевоплощались в знаменитых персонажей так, будто это происходило на физиологическом уровне. Значит, можете?

— Наверное. В меня тогда поверил продюсер Александр Цекало, и все получилось. Я же рефлексирующая артистка и постоянно думаю, что у меня не получится. В этом тоже большая проблема. Мне было невероятно интересно перевоплощаться. Многие вещи давались с трудом, но результат оправдал себя. Спасибо на добром слове. Жалко, что вы не режиссер (смеется).

«В «Девочках» нам платили по 100 долларов в месяц, и все были счастливы»

— Правда, что в 90-е годы вы работали на рынке в Отрадном?

— Это было время после первого курса института. Дядя предложил мне работу, я согласилась и продавала кофе, конфеты прямо на рынке в Отрадном. Выглядела моложе своих лет, носила сарафан в горошек, косички, и когда по рынку шла проверка, все закрывались, а я просто вставала рядом с прилавком, как будто покупатель. Строгие дяди подходят и спрашивают: «Где хозяин?» Я отвечаю: «Не знаю, сама стою — жду, хочу купить. Никого нет». Такая благодать для артиста! За день проходит такое количество персонажей, что это, пожалуй, лучшая практика и материал для копилки артиста. К тому же я неплохо зарабатывала: мне хватало на год жизни. Конечно, я была неприхотливой и много не тратила. Но все же. Потом появилась группа «Девочки». Там нам платили 100 долларов в месяц, и все были счастливы, прыгали до потолка.

Валентина Рубцова с дочкой
Соня растет спортивным ребенком: ходит на гимнастику, занимается танцами, вместе с мамой качает пресс, отжимается. «Даже коврик для йоги попросила», — не нарадуется мама. Фото: Иван ВИСЛОВ

— В Инстаграм вы выкладывали школьную фотографию, где на вашем свитере красуется значок с ниндзя. Помните его историю?

— Или сестра достала, или я обменяла. Но я помню, что это было круто. Наличие значка делало меня крутой! Кстати, это был не свитер, а модный жилет, который вязала сестра. Она связала его по лекалам журнала «Бурда». Все в нашей семье прекрасно вяжут. Я — нет!

— Лето вы проводите в Сочи. И вообще довольно часто здесь бываете. Есть у вас любимые места в городе?

— Их очень много. Вообще это знаковый для меня город. Мой муж здесь родился. Мой ребенок любит Сочи. Олимпийский парк, Ривьера, дендрарий, ресторанчики, набережная — все это нам по душе. Атмосфера и климат просто потрясающие.

— Как изменился город со времени проведения зимней Олимпиады-2014?

— Сюда стали переезжать жить люди из крупных городов. В основном это делается ради детей. В Москве сколько солнечных дней в году? Здесь совсем по-другому. Для деток появилось огромное количество секций. Все олимпийские объекты работают: ледовая школа, стадионы, гимнастика… В Рио-де-Жанейро все поросло травой, а у нас все используется во благо детей. А какая красота на Красной поляне? Зачем нам, россиянам, вообще куда-то ехать? Приезжаю и чувствую себя дома. Родные лица, язык, воздух, горы.

Валентина Рубцова с мужем и дочкой
Валентина с Артуром просят не показывать лицо их дочери. «Пусть сначала Соня вырастет и сама проявит желание», — категоричны родители. Фото: Иван ВИСЛОВ

— Ваша Соня ходит в секции?

— Да, конечно. Но мы с Артуром не давим. Она ходит на подготовку к школе, гимнастику (летом пока перерыв) и — танцы. Без фанатизма. Соня не приемлет боли и усилий, когда делают растяжку на гимнастике, например. Стараемся объяснять, что для достижения целей надо терпеть и прикладывать силы. Иногда бывает и больно. Но устные доводы не действуют, если ребенок не видит живого примера. Поэтому каждый день я расстилаю коврик, делаю растяжку, отжимания, качаю пресс, занимаюсь йогой. Соня смотрит и присоединяется. Даже коврик для йоги попросила купить.

— На спортивных фотоотчетах в Инстаграме, которые вы регулярно публикуете, Соня согнута дугой, будто у нее в позвоночнике нету косточек. Думаете, ей не тяжело?

— Не-е-ет, ей нравится. Она очень подвижная и активная. Бегает без остановки. И очень ответственная! Вот пришла заниматься танцами позже других девочек. Ее поставили на последнюю линию в классе. Но ей очень понравился один танец — с цветами. Пришла на занятие и говорит, что встанет вперед, потому что хочет танцевать. Ей объясняют: «Но ты же не знаешь еще этот танец!» Встала и то, что видела, повторяла очень точно. Даже учитель удивился, какое было желание. Мне нравится проявление инициативы, буду стараться поддерживать это в ней.

— Видимо, характер у девочки что надо. Но как с капризами бороться в таком случае?

— Мне кажется, Соня не капризный ребенок. Если возникают спорные моменты, мы начинаем разговаривать. И объясняем: «Если плохое настроение, необязательно портить его всем. Ты можешь отойти, посидеть в комнате. Может быть, тебе просто хочется побыть одной?» И она говорит: «Да, мама, мне хочется побыть одной». Мы уходим, оставляем ее. Через 10 минут ребенок приходит спокойный и счастливый. Каждому ребенку нужно личное пространство. Не надо скакать вокруг него, если он этого не просит. Если просит — попрыгайте вместе с ним. Но напирать не стоит. Конечно же, мы балуем и сильно опекаем, это же мой первый ребенок. Но при этом стараемся объяснять, разговаривать. Что много игрушек не надо, что можно поделиться, подарить. И она слышит нас. Не надо воспитывать, надо просто самим быть лучше — и ребенок это почувствует… Вот я знаю свой непростой характер, но стараюсь сдерживаться, чтобы Соня не считывала негатив, не запоминала и не повторяла.

Мне всегда кажется, что ничего не умею. Я рефлексирующая артистка. В этом большая проблема

— На фотографиях вы никогда не показываете лицо Сони. Почему? Давайте объясним читателям.

— Это желание уберечь ребенка от публичности. Особенно в нашем непростом и опасном мире. Ведь у ребенка должно быть детство. Я не осуждаю людей, которые показывают детей с пеленок. Это их выбор. Однако мы с Артуром считаем, что пусть сначала Соня вырастет, проявит желание и тогда — ради бога. Но на данном этапе мы не готовы ее показать.

— Как муж относится к вашей публичности? Не было предложений отказаться от актерской карьеры в пользу дома?

— Такой вопрос никогда не стоял. Мой муж — самый мудрый мужчина в мире. Он прекрасно понимает нюансы моей профессии. Ему все нравится. Но я сама — домоседка. И немножко социопат. Не люблю ходить по мероприятиям — люблю работать. Он меня выгоняет: иди развейся, сходи с подругами в кино, погуляй, выдохни. А я наоборот: лучше побуду с ребенком, дома, с семьей. Мне так комфортно.

— Вы росли в многодетной семье. Хотите, чтобы у Сони были братья и сестры?

— Конечно, хотелось бы. И она очень просит. Безумно любит маленьких детей. Я никогда не видела подобной реакции! Бросается, обнимает, целует их. Так что хотелось бы. Посмотрим, что скажет Вселенная.

— С рождением дочери вы отказались от вегетарианства?

— Да. Потому что стараюсь прислушиваться к организму. Десять лет я не ела рыбу и мясо. А потом мне катастрофически захотелось креветок, рыбы, мяса! Начала есть рыбу. И потом, когда увидела две заветные полоски на тесте, сказала себе: «Все, начинаю есть мясо!» Потом долго кормила Соню грудью. Поэтому как без мяса? В нем столько всего, что нужно растущему организму.

Ребенку нужно личное пространство… Я балую дочь, ведь это же мой первый ребенок!

— Википедия обозначает вашего мужа как диджея. Но, глядя на Артура, меньше всего кажется, что этот солидный мужчина крутит вертушки на танцах.

— Рассказываю подробно. Мы пошли к нашему другу на день рождения. И Артур был в футболке с Микки-Маусом, который стоит за диджейским пультом. Так вот у друга на празднике был диджей. Кто-то сфотографировал Артура стоящим рядом с пультом этого диджея. Некоторые СМИ решили, что Артур — диджей. Железная логика, да? Сначала мы смеялись, потом стало не смешно. Потому что все постоянно спрашивали. Объясняю раз и навсегда: Артур работает в сфере компьютерных технологий.

— Ваша родная Макеевка сейчас находится в огне. У вас там семья. Поддерживаете связь? Помогаете?

— У меня там мама, сестра и брат. Мы всегда на связи, и я всегда им помогаю. Когда все началось, они долгое время жили у меня. Это ужасно, и я хочу, чтобы это как можно скорее прекратилось. Если поступит предложение, с радостью съезжу и поддержу местных жителей. Потому что это мой родной город, и я не понимаю, почему кто-то решил, что имеет право так поступать по отношению к жителям Макеевки и Донбасса. Душой я с теми, кто в городе. Мне пишут жители Макеевки — и всем я стараюсь отвечать. Мое сердце с ними.

«САШАТАНЯ»
С 31 июля, по будням/20.00, ТНТ


Личное дело:

Валентина Рубцова родилась 3 октября 1977 года в городе Макеевка Донецкой области. Окончила ГИТИС. Во время учебы была солисткой группы «Девочки» (продюсерский центр Игоря Матвиенко). С 2003 года пела в мюзиклах, в том числе в легендарном Cats. Слава к ней пришла после роли Тани Архиповой в сериале «Универ» (ТНТ), где сюжетная линия с Сашей превратилась в отдельный ситком «САШАТАНЯ». Участвовала в шоу пародий «Большая разница» (перевоплощалась в Лию Ахеджакову, Надежду Румянцеву, Наташу Королеву и других) и «Слава богу, ты пришел». Кандидат в мастера спорта по спортивной гимнастике. Замужем за Артуром Мартиросяном с 2009 года. Воспитывает дочь Софью, которой в конце текущего года исполнится шесть лет.