интервью

Светлана Зейналова: «Я перестала ждать, что все должны мне помочь. И жизнь наладилась»

Светлана Зейналова: «Я перестала ждать, что все должны мне помочь. И жизнь наладилась» Фото: Михаил ФРОЛОВ
Ведущая «Доброго утра» - о минувшем 40-летии, дочери Александре и счастье, которое скрывается в деталях.

Кто на Первом канале главный по оптимизму? Конечно, Светлана. Такой уж у нее характер. Она умеет искренне улыбаться и в дождь, и в снег. Это никакое не преувеличение. Просто ведущие «Доброго утра» круглый год работают на свежем воздухе — в любую погоду.

— Светлана, вы разделяете мнение миллионов россиян, что в этом году у нас ужасное лето?

— Лето, прямо скажем, неприятное. С другой стороны, к нам в программу приходил метеоролог и говорил, что люди быстро все забывают: в 1994 году тоже было холодно, и в 2003-м. Действительно, у меня был выпускной, и мы дрожали в платьицах, как левретки. Мы же не можем погоду переделать! Остается ее принять как факт и в любой погоде находить свое обаяние. Дождь, романтика, теплый чай, плед, повод никуда не ходить, не убираться в квартире. Потом все равно будет солнышко.

— Как вы себя утром будите?

— Ставлю три будильника с разницей в одну минуту. Но ты уже за пять минут до будильника просыпаешься — рефлекс выработался, как у собаки Павлова. Я где-то в 5.15 — 5.20 выезжаю из дома, когда мы работаем на улице. (А если в студии, то подъем в 4!) В машине всегда делаю артикуляционную зарядку — рот должен проснуться. Сначала надо промычать: «М-м-м-м-м-м!» Губы жуешь, язык. Потом начинаешь пристройки к звукам: «Б-б-б-б-ба-ба-б-б-б-ба!» Скороговорки еще: «Желтоокая жаба Жозефина жила животной жизнью». Пью кофе. А на площадке начинаешь заводиться от всего, что происходит вокруг. Травим анекдоты. Съемочная бригада обычно ржет со мной все два часа. Знаете, такая легкая профессиональная клоунада. Все время думаешь, что бы такое еще сказать, чтобы все вокруг завелись.

Светлана Зейналова
По словам Зейналовой-старшей, Светлана была очень капризным ребенком. Фото: Личный архив

— Недавно вы выложили в Фейсбук видео, в котором признались, что чувствуете себя самым счастливым человеком. В прошлом интервью мы с вами говорили о проблемах. Что изменилось?

— Это внутренний индивидуальный рост. Часто говорят, что дьявол — в деталях. И счастье скрывается в деталях! Человек не может быть перманентно счастлив. Он же не сумасшедший: сидит, в окошко смотрит, улыбается. Твое счастье — в том, как ты к этому относишься, в чем ты его ищешь. Конечно, такое ощущение зависит от того, с какими людьми общаешься, чем занимаешься, что ешь, надеваешь. Вот сейчас улицы Москвы перестраивают. Можно к этому относиться так: «Все перекопали, ездить невозможно». А можно и так: «Ну и прекрасно. У нас будут красивые улицы. По ним будут гулять красивые люди».

«Каждая морщина заработана в боях»

— У нас в стране многие женщины почему-то скрывают свой возраст.

— А чего его скрывать?

— И не боитесь быть смешной. Например, опубликовали ролик с вечеринки в честь 40-летия, где дурачились с пылесосом — дули им в лицо.

— Многие мои коллеги и друзья сказали: «Ты с ума сошла!»

— Трудно быть разрушительницей стереотипов?

— У меня есть знакомая, которая сказала, что мне пора остепениться. Я говорю: «А тебе сколько лет?» Она: «Уже 30!» И я поняла, что передо мной 30-летняя бабушка… А другая знакомая всегда была очень веселая, легкая. Но вышла замуж, ее разнесло раза в четыре. И все в шоке, включая мужа. Она мне говорит: «Я же женщина замужняя, не вертихвостка. Я должна быть добротной матроной». Возраст — это не то, что написано в твоем паспорте. Конечно, странно было бы, если б я в свои 40 натягивала фиолетовые лосины. Это перебор. Но для меня жизнь — это некое течение событий. И от того, как ты будешь в них участвовать, зависит твоя жизнь. Раньше девочки в 18 — 20 рожали, к 35 у многих внуки появлялись. Сейчас по-другому. Некоторые в 45 только выходят замуж. Мы не можем открутить время обратно. Но мы не садимся ждать момента, когда нас закопают. Каждый день рассматриваем именно как жизнь: способность действовать, пробовать что-то новое.

— У нас в стране многие не празднуют 40-летие. Вас эта цифра не пугает?

— Страшновато, конечно. Но если об этом думать, то с ума сойти можно. Меня тут один журнал фотографировал и прислал отфотошопленную фотографию. Ни одной морщинки! Впадинки на щечках нарисовали. Я им звоню: «Девчонки, я вам бесконечно благодарна, но с этой женщиной я не знакома». Каждая моя морщина — это мое достояние. Она заработана в боях с жизнью. Да, хочется выглядеть симпатичнее. Но выглядишь ты ровно так, как себя ощущаешь. Если ты внутри огонь, ты и будешь выглядеть как огонь. Нет такого, что всем нравятся худые и молодые, а толстенькие, например, не нравятся. Если бы так было, было бы понятно, почему все худые замужем, а полненькие нет. Влюбляются в человека, а не в его рост, вес. Не праздновать 40 — лишь примета. Считаю, что это полная фигня. Мы не знаем, сколько нам отмерено. Если хочешь праздника, надо его устраивать.

Светлана Зейналова и Ирада Зейналова
Ирада, которая старше Светланы на пять лет, помогала родителям в воспитании сестры. Сейчас они — очень близкие подруги. И обе работают на ТВ. Фото: Борис КУДРЯВОВ

— Какой подарок вы себе сделали?

— Золото и бриллианты я не ношу, у меня больше бижутерия. Я сделала себе праздник — позвала друзей. Это стало для меня самым большим подарком, который только можно представить. Ничто не заменит общения. Сначала думала: «Куплю себе самое дорогое платье. Заслужила!» Обошла один магазин, другой, третий — ничего не нравится. И решила: а чего я трачу время? Надела эфирный костюм и пошла в нем.

— Что бы вы назвали вашим главным достижением последних лет?

— Появление ребенка. Это меняет людей, всю жизнь переворачивает. Многие женщины думают: «выйду замуж — жизнь поменяется». Ни фига. Какая ты была, такая и есть. А вот с рождением ребенка все меняется. Так как у меня ребенок особенный, это перевернуло всю мою жизнь (у дочери Светланы Зейналовой Александры аутизм. — Авт.). Перетряхнуло через такое сито мелкое! Такое впечатление, что есть две жизни: до и после. Даже странно, что была какая-то другая жизнь. Я была другим человеком и многое не понимала. Иногда думаю: «А смогла ли бы я оценить, понять и ощутить все то, что я ощутила, если бы у меня не было Санька или у нее не было бы проблем?» Смогла бы я как человек сделать очень важные личностные шаги, которые нужны не только мне, но и всем людям? У меня нет ответа на этот вопрос. Но она меня подвигла на серьезную переоценку всех жизненных ценностей. Есть вещи, о которых я жалею, которые потеряла в процессе своей жизни. Но есть вещи, которым я рада, что они есть. При этом ко мне пришло понимание жизни как динамического процесса, в который люди входят и выходят. Они могут с тобой оставаться, исчезать, возвращаться. Но это действительно процесс постоянно меняющийся. Как и в профессиональном плане — ты рассчитывал на одно, и вдруг жизнь тебя повела в совершенно другое. А потом жизнь опять повернулась. А как она повернется завтра, ты не знаешь. С одной стороны, это пугает: хотелось бы стабильности. А с другой — может, это и есть настоящая жизнь?

— Вы с Сашей в последнее время стали появляться вместе на публике. У вас был совместный выход на подиум.

— Да, она модель! (Смеется.)

— Вы давно стали маяком для родителей детей с особенностями.

— Писем много получаю, на все отвечаю, через соцсети мне пишут.

— Денег просят?

— Один раз какая-то сумасшедшая просила денег: «Дайте двести тысяч». Спрашиваю: «Вам зачем?» — «А какая вам разница? Вам что, жалко?» Я ей написала: «Если вам нужно на что-то, хотите, поищем спонсоров». А она: «Я была о вас лучшего мнения. Удаляю вас». Я никогда не думала, что буду таким «общественным деятелем», что буду нести людям вещи морального, душевного плана. Так получилось. И я в этом чувствую себя достаточно уверенно, потому что мне есть что сказать. Я встречаю большое количество людей, у которых случились в жизни непростые события, связанные и с детьми, и с мужьями, и с работой. Иногда закапываюсь, отвечая на письма. Стараюсь всем отвечать. Вижу, что могу чем-то помочь. Пишут: «Мы заряжаемся от вас этим позитивом. Вы смогли, и мы сможем».

Светлана Зейналова с дочерью
Телеведущая признается: после рождения дочки Саши вся ее жизнь разделилась на два абсолютно разных этапа: до и после. Фото: Личный архив

— Это забирает силы?

— И много сил, и много времени. Выжимает душу до сухого песка. Потому что, делясь с людьми, ты отдаешь себя. Но либо ты отдаешь себя, либо это не имеет смысла. И в работе так должно быть. Сейчас тот самый поворотный момент, когда мы можем настаивать на том, что любой человек, какой бы он ни был, является частью нашего общества, гражданином, который имеет такие же права, как и все. Мне писала женщина: у ее сына случился диабет, он ходит со специальным аппаратом. И вот его перестали приглашать на детские праздники, в школе от него шарахаются. Что он, прокаженный? Я говорю: «Соберите родительское собрание и докажите, что он такой же мальчик, как и все. Никто не застрахован от того, что у них в жизни могут случиться сложности. Да, у этого мальчика непростая болезнь, которая сейчас не лечится. Но это не значит, что его надо запереть дома. Он должен развиваться, радоваться. В нас сильна боязнь осуждения, что на тебя покажут пальцем, обидят. Вообще наши люди любят друг друга обижать. С одной стороны, все сердобольные. А с другой — бывают очень жесткими. Мало кто любит заниматься благотворительностью. А я считаю, что это не обязанность — гражданский долг. Для нас должно быть нормальным помогать.

— Многие считают, что помогать должны олигархи.

— Дело не всегда в деньгах. Они тоже очень важны, потому что государство не может обеспечить всех нас тем, что нам нужно. Но мы-то можем! Одна мама мне говорит: «Вам легко, у вас такая позитивная Саша, вы можете заработать. Поэтому вперед ломитесь. А что я буду делать со своим ребенком?» Я отвечаю: «Тоже вперед ломиться». В интернете люди выкладывают ролики, как они со своими детьми занимаются. Садитесь, занимайтесь, просто потратьте на это силы и время. Работу хотите? Выйдите на две. Кто будет действовать, кроме вас? Моя жизнь поменялась в тот момент, когда я поменяла отношение к себе. Я перестала ждать, что все должны мне помочь. Поняла, что мне с самой собой не страшно, не скучно, я много что могу и ни от кого не завишу. И тогда поменялось отношение жизни ко мне.

«Готовлю по шесть блюд»

— С папой Саши тоже наладилось?

— Да, мы с ним все устаканили. Время — оно все перетрясает.

— Быть в мире с бывшими получается не у всех.

— Это сложно. У него своя жизнь, и надо быть аккуратной, чтобы, не дай бог, на эту жизнь не повлиять. Это по-прежнему очень тонкие моменты. Конечно, папе трудно в восприятии общения с собственным ребенком. Он же с ней не варится каждый день, как я. Появляется изредка, и поэтому приходится ему объяснять, что с ней можно делать, а что нельзя. Чем с ней заниматься? Что дарить? Саша может ему показать свой характер, папа пугается. Мне приходится оказывать ему психологическую помощь: объяснять, что нужно в любой ситуации быть спокойным, собранным. Потихонечку ковыряемся. Но он старается.

Наши люди любят друг друга обижать. Мы сердобольные и жестокие одновременно

— Осталась ли у вас мечта, которая пока не реализована?

— У меня очень много творческих мечтаний. И я их никак не реализую, потому что тебя все время затягивает жизнь. Я урывками пишу рассказы, но над ними надо работать. А времени не хватает, пока это все в виде отдельных отрывков, зарисовок. Мечтаю сниматься в кино. Сейчас буду сниматься в маленьком эпизоде для детского фильма. Но тебе звонят, а ты говоришь: «Не могу, я с ребенком». А потом тебе уже не позвонят… Зимой звали однокурсники: «Давай с нами в антрепризу!» И тут ты понимаешь, что антреприза — это значит, что ты поехал по стране… А куда я поеду? Каждый день вожу Санька в школу, мы с ней делаем домашние задания. Плюс у меня работа, собака, два попугая.

— Вы как-то опубликовали фото вашей плиты: на каждой конфорке что-то готовилось.

— Я же не барыня и не жена олигарха, чтобы не готовить каждый день. На одной сковородке ты жаришь котлеты, здесь варится пюре, в мультиварке — гречка, тут борщ готовится, капуста тушится. Иногда готовлю по пять-шесть блюд сразу. У тебя может быть много работы на неделе. Поэтому ты заранее готовишь, готовишь… Потом проверяешь, что нужно постирать. Убираешь за попугаями, выгуливаешь собаку, вычесываешь ее, затем делаешь вид, что не видишь белую шерсть на полу. Ногой ее под стол затолкаешь: пылесосить будем потом, в выходные.

— Не наступают моменты, когда сил хватает только на диване лежать?

— Лежать — не для меня. В основном начинаешь переживать, что чувствуешь недостаточную финансовую уверенность, чтобы все воплотить. С другой стороны, знаешь, что в такие моменты тебе нужно поспать, поболтать с друзьями, почитать книгу. И это тебя восстанавливает. Везде есть выгорание. В школе у Сашки учительница говорит: «У меня такое выгорание. Я два года уже работаю с детьми». Я думаю: «Елки-палки, ты же детский педагог…» Естественно, ты устаешь. И когда это выгорание наступает, нужно просто ему не поддаваться. Иногда хочется все бросить. Главное, не бросать. Бросишь, потом будет очень сложно все обратно вернуть. Я, когда с ребенком гуляю, отдыхаю. Мы с ней все время что-то делаем, дурим. Я с ней столько раз ходила в зоопарк! В детстве столько не была.


Личное дело

Светлана Зейналова родилась в Москве 8 мая 1977 года. Окончила 3 курса психологического факультета Ленинградского университета и Театральное училище им. Щепкина. Работала в театре, на радио. Ведет программу «Доброе утро» на Первом и эфиры на «Нашем радио». Вместе с гражданским мужем Дмитрием воспитывает дочь Сашу (2008). Младшая сестра ведущей программы «Итоги недели» (НТВ) Ирады Зейналовой.