интервью

Жасмин: «Сын меня целует и обнимает, а я от него… спасаюсь»

Певица рассказала журналу «Телепрограмма» о своей жизни на две страны, затянувшемся конфетно-букетном периоде и детской ревности.

В семье Жасмин уже больше года непростой период. Ее мужа, бизнесмена из Молдавии Илана Шора, обвиняют в финансовых махинациях. Пока шло разбирательство, Илан находился под домашним арестом, поэтому Жасмин пришлось все время ездить к нему в Кишинев. В конце июня состоялся первый суд, где Илана признали виновным. Теперь семья готовится к новому раунду борьбы — чтобы оправдать его имя.

— Больше всего я сейчас волнуюсь за здоровье Илана, — говорит Жасмин. — После того суда он почувствовал себя плохо, был сердечный приступ. Сейчас наконец все более-менее наладилось. На днях он впервые выехал в Оргеев (город в Молдавии, мэром которого является Шор. — Ред.). Его там встречали очень хорошо, люди год ждали своего мэра. И несмотря на все последние перипетии, Илан очень много сделал для города за это время. Люди ему благодарны, пишут столько хорошего. Я очень им горжусь!

— Вы продолжаете борьбу за его освобождение?

— Естественно. Недавнее решение суда — лишь первая инстанция. Мы все знаем, что он невиновен, и обязательно докажем это на следующих слушаниях. Конечно, очень сильно переживаем: и я, и дети, и мой папа, и свекровь, и наши друзья. Мы боремся и будем продолжать бороться. Адвокаты работают, мы подаем жалобу. Уверена, что в скором времени весь этот ужас закончится и справедливость восторжествует.

— Этим летом вам уже удалось отдохнуть?

— Дети успели побывать в Турции, а я работала. Выбиралась к ним на день-другой, проверяла, все ли в порядке, и снова улетала. Потом я перевезла их в Кишинев. У меня в июле еще более плотный график, практически нет свободных дней, буквально друг за другом фестивали и сольные концерты по Краснодарскому краю. Но душа спокойна: Маргарита и Мирон рядом с папой и бабушкой.

Жасмин с дочкой
Жасмин постоянно приходится лавировать между работой и домом: нужно успеть и выступить, и книжку дочке почитать. Фото: Алена КУНДА

— Как же вас Мирон отпускает? Он ведь еще совсем маленький.

— Ой, если честно, вообще не отпускает. Он оказался маменькиным сыночком. С Маргаритой было попроще. Каждый раз, когда я улетаю, Мирон плачет без меня. Мне это выносить очень-очень трудно. Маргарита тоже скучает, постоянно звонит и спрашивает, сколько осталось дней до встречи. Но я уже пообещала детям, что в августе буду все время с ними, весь месяц.

— Что будете делать?

— Пока не решили. Скорее всего, будем в Молдавии. Может, к бабушке моей съездим.

— Муж может с вами путешествовать? Ему теперь разрешено выезжать куда-либо?

— Я точно не знаю. Думаю, если уведомим власти, возможно, позволят.

Жасмин с семьей
Несмотря на все последние трудности, певица признается, что счастлива в браке.
Для нее Илан — идеальный муж. Фото: Алена КУНДА

— Дети, наверное, не понимают пока, что в семье проблемы?

— Малыши, конечно, не в курсе. А вот мой старший сын Миша сильно переживает, для него дело против Илана стало большим стрессом, потому что он очень его любит. Миллион вопросов, миллион ответов. Даже съездил к нему на днях. Хотел убедиться, что все у него хорошо. Миша сдавал сессию в конце июня, ему некогда было в Молдавию выбраться. Но все равно вырвался между экзаменами, не выдержал, хотел посмотреть, как Илан себя чувствует. Молодец, он меня радует такими взрослыми и человеческими поступками. Они с Иланом большие друзья.

«Сына держу в ежовых рукавицах»

— Где учится Михаил?

— В МГИМО, специальность — «Международные экономические отношения». Он сам ее выбрал. Уже второй курс окончил.

— Какой же взрослый сын у вас!

— Если честно, я сама не до конца это осознаю. У меня есть близкие друзья, которые знают меня много лет. Мы были знакомы еще до того, как я вышла на сцену. Они видели, как Миша родился, как рос. И никто не может поверить, что время так быстро пролетело. Когда мы рядом с сыном, все думают, что это мой брат. Иногда прошу его: «Миша, подожди. Не надо так быстро взрослеть. Я тебя прошу!» Очень скучаю по тому времени, когда сын был маленьким. Сейчас он уже мужчина… Конечно, я во всем его поддерживаю. Советую ему учиться и дальше — продолжить образование после МГИМО. Но пока мои советы Миша воспринимает с большим трудом, говорит: «Мама, подожди. Мне надо хотя бы с текущими делами разобраться». Ему очень нравится учеба. Сложно, но интересно. В моих мечтах сын имеет два высших образования, второе — юридическое. Может быть, через какое-то время он сам придет к этому.

Жасмин с детьми
Старший сын певицы Миша — уже студент. Он учится в МГИМО. Фото: Алена КУНДА

— Несколько лет назад в прессе писали о Мише как о представителе золотой молодежи, в Сеть попали фотографии с какой-то вечеринки. Что вы делаете для того, чтобы он не стал очередным мажором?

— Да, был такой подростковый период, он искал приключений и ярких ощущений. Помню, тогда я его очень сильно отругала. С тех пор прошла, кажется, пара лет. И все, как вы заметили, утихомирилось. Я сына держу в ежовых рукавицах. Стараюсь не делать поблажек. Сначала уговаривала, а сейчас просо настаиваю, чтобы сын нашел работу. Он говорит: «Мама, я учусь, кто меня возьмет, студента?» Но я знаю: если есть желание, варианты всегда найдутся. Надеюсь, что осенью этот вопрос решится. «Тебе скоро 20 лет исполнится, — убеждаю его. — Считаю, что ты сам должен зарабатывать на карманные расходы». Он смотрит на меня и отвечает: «Я с тобой полностью согласен». И меня это радует.

— Родной отец Миши, Вячеслав Семендуев, не балует его?

— В этом вопросе он абсолютно меня поддерживает. Был момент, когда Миша учился еще в школе и вдруг начал нас обманывать. Папе говорил, что мама разрешила, а мне — наоборот. Мы с отцом Миши много лет не разговаривали, но ради сына снова начали общаться, переписываться. Стали уточнять друг у друга: «А ты разрешила?», «А ты разрешил?». И тут же стало проще. Вообще папа у Миши действительно строгий, если он сказал, значит, это закон.

— А как Илан участвует в воспитании детей? Все-таки у вас необычная семейная ситуация, детей он видит не так уж часто.

— Да, но я уже привыкла к этому. Даже если бы мы постоянно жили рядом, Илан не смог бы уделять много времени детям из-за своей занятости. Он тот папа, который никогда ни в чем не откажет, чаще скажет да, нежели нет. Он говорит: «Дай мне хотя бы с детьми вести себя так, как хочется моей душе». Поэтому воспитываю детей я. А если ему вдруг что-то не нравится, то он говорит это мне, а не детям.

Жасмин и Алла Пугачева с Кристиной Орбакайте
На дне рождения дочери Жасмин Маргариты веселился весь цвет российского шоу-бизнеса: и Алла Пугачева с Кристиной Орбакайте… Фото: Руслан РОЩУПКИН

— Выходит, вам из-за этого пришлось занять позицию строгого родителя?

— Да. Я плохая, а он хороший. Но я не против, если честно, потому что Илан действительно очень редко их видит, хочет максимально часто баловать, всегда улыбаться им. Прекрасно это понимаю и поддерживаю. Нас с братом тоже воспитывала мама, для меня это норма. Мама была очень строгой, а папа всегда баловал и фактически носил на руках.

— Вы можете назвать Илана идеальным мужем?

— Да, потому что с ним комфортно. Он заботливый, всегда думает наперед, спросит, как и что нужно. Все, что касается детей, продумано до мелочей. Даже с перебором, я бы сказала. Он очень чуткий, большой романтик в душе, что немаловажно для женщины. Всегда делает сюрпризы. Допустим, побыли мы с ним в Кишиневе, приезжаем в Москву, а нас дома ждут шарики — от папы. Маргарите — розовые, Мирону — голубые. Мне — цветы. И это, конечно, очень трогательно. Ну и потом, в любых ситуациях, даже сейчас, я чувствую себя с ним как за каменной стеной. Честное слово! Так и должно быть.

«В Кишиневе мы теперь не гостим, а живем»

— Как устроен ваш быт? У вас, получается, два дома?

— Да. В Москве и Кишиневе.

— И где все-таки ваш главный дом?

— Сейчас уже не понимаю. Раньше ответила бы, что в Москве. Когда у Илана была возможность приезжать к нам, мы с детьми жили в России. А так как сейчас есть некие сложности, то теперь у нас два дома. В Кишиневе у меня появилось много друзей. Скучаю по ним, когда бываю в Москве, мы постоянно переписываемся и созваниваемся. У Маргариты там есть свои педагоги по гимнастике, по плаванию. Там же она ходит играть в большой теннис, когда есть свободное время. В Кишиневе мы теперь не гостим, а живем. Прилетаем, заходим в дом — и уже через час жизнь бьет ключом.

Жасмин, Киркоров, Навка
…и Татьяна Навка с Филиппом Киркоровым. Их дети, к слову, тоже дружат между собой. Фото: Руслан РОЩУПКИН

— Говорят, что любовь на расстоянии невозможна, рано или поздно это разрушает семьи. Что вы об этом думаете?

— Это абсолютно не так. Мой пример — тому подтверждение. Мне кажется, все наоборот: когда люди постоянно рядом, становится тяжеловато. А у нас с мужем вечный конфетно-букетный период. Мы дорожим каждой встречей, каждым свиданием. И это большой плюс для наших отношений.

— Сейчас вы можете себе позволить жить на две страны. А что будете делать, когда Маргарита пойдет в школу?

— У нас еще есть два года. Надеюсь, точнее, уверена, что все наладится, папа будет приезжать к нам в Москву. И все будет, как прежде. Пока даже думать о другом не хочу. Буду решать вопросы по мере их появления.

«Ревность все же покалывает»

— Бытует мнение, что чем больше детей, тем с ними проще.

— Да, есть такое. Не так трясешься над ними. Когда у Маргариты был вирус и температура поднялась до 39, я просто спать не могла. Вставала каждые пять минут и бежала проверять, как там дочка. А сейчас думаешь: ну заболел ребенок, ну вирус… Ничего страшного! Каждый ребенок проходит через это. Все стало как-то проще и спокойнее.

Жасмин с детьми
Фото: Алена КУНДА

— С детской ревностью сталкиваетесь?

— С этим у нас пока не очень гладко. Маргарита сильно ревнует. Требует от младшего брата не заходить в ее комнату, не слюнявить игрушки. Это какой-то кошмар. Становится возле двери и говорит: «Все, Мирон, не заходи сюда. Тебе запрещен вход». Он, естественно, не понимает, рвется. Я ей объясняю, что Мирон маленький, что дочка должна его оберегать и делиться с ним игрушками. Но она очень упрямая. Хоть ты тресни! Но когда, допустим, она видит его книжки, которые разговаривают или поют, тут же интересуется. Я говорю: «Видишь, он же с тобой делится» — «Ну, ладно. Ты можешь, Мирон, зайти в мою комнату и взять, что захочешь». Недавно купили нудлы (спортивное приспособление для плавания и аквааэробики. — Ред.) в бассейн для Мирона. Маргарита увидела: «Я тоже хочу. Это чье?» Я говорю: «Мы Мирону взяли». — «Я так понимаю, это будет семейный подарок?» И теперь у нас в семье много шуток на эту тему. Если Маргарита что-то пытается присвоить, мы говорим: «Я так понимаю, что это семейное?» В общем, подловили ее и теперь терроризируем этим…

Маргарите жутко не нравится, когда Мирон у меня на руках: «Почему он так долго сидит? Я тоже хочу». И садится всем телом на меня, чтобы даже места свободного не было. Мирон начинает ее толкать, верещит на своем непонятном языке. Маргарита еще больше кричит: «Это моя мама! Кто тут старше?» Я смеюсь: «Еще есть Миша». — «Он уже взрослый». И каждый день у нас такие песни! Недавно Маргарита спросила: «Мама, скажи, пожалуйста, честно, кого ты больше любишь?» Я ответила: «Всех люблю. У меня большое материнское сердце. Для каждого там есть местечко». Она не унималась: «Ну а больше всех? Ну пожалуйста, скажи!» — «Да одинаково!» — «Нет, кого больше?» У меня не было другого выхода, честное слово, и я сказала: «Тебя». Она была дико довольна! Хотя моя бабушка потом сказала, что я поступила неправильно.

Мы с отцом Миши много лет не разговаривали, но ради сына начали общаться, переписываться

— А как нужно было ответить, с точки зрения бабушки?

— Что-то вроде: «Старшего люблю, потому что он первый мой — первенец. Тебя люблю, потому что ты девочка, ты средненькая, хорошенькая. А Мирона люблю, потому что он младшенький».

— Миша, кстати, не ревновал вас, когда появилась Маргарита?

— Не могу сказать, что это было для него легко. Да, он, конечно, взрослый и все более-менее понимает. Но думаю, где-то внутри ревность все же покалывает. Поэтому стараюсь уделять и ему внимание. Он действительно очень хороший сын. Я им горжусь. Добрый, любвеобильный мальчик. И всегда таким был. Лет до 12 я его прямо выцеловывала, часто разговаривала с ним перед сном. Мы хохотали. Я говорила: «Вот ты сейчас вырастешь, будет у тебя щетина. И мама уже не сможет так целовать твои щечки». А он при этом не любил мои поцелуи. Сразу ладошками начинал вытирать — будто неприятно. И вот прошло время, и все перевернулось на 180 градусов. Теперь он меня целует и обнимает, а я от него спасаюсь. Он вдруг стал очень меня любить, ценить и понимать, что такое мама. И папу он, кстати, сильно любит.

— А к маленьким как относится?

— Обожает! Маргарита для него — просто принцесса. Вообще он всегда хотел братика. Но сначала родилась сестренка, и он понял, что это тоже здорово, кайфово. «Она какая-то инопланетянка, — говорил Миша, — не такая, как я». Маргарита — истинная девочка. Нежная, кокетливая. Подойдет, глазки ему построит — и все, он весь растаял. Мирон совсем другой, настоящий мужичок растет. Миша с ума по нему сходит: «Блин, какой он классный! Такой хорошенький». Прямо зацеловывает его щеки. А Мирон при этом верещит, чтобы брат его выпустил, потому что ему срочно нужно делать его великие дела. А я, глядя на них, понимаю: это и есть счастье!


Личное дело

Жасмин родилась 12 октября 1977 года в Дербенте. Карьеру начала в 1999 году, тогда вышел ее первый клип «Так бывает». Исполнила такие хиты, как «Перепишу любовь», «Долгие дни», «Головоломка», «Торопишься слишком», «Дольче вита», «Индийское диско», «Да!», «Дежа Вю», «Не жалею», «От любви до любви» и др. В 2007 году участвовала в шоу «Две звезды» на Первом канале. Была ведущей рубрики «Я — мама» в программе Елены Малышевой «Здоровье». Замужем за бизнесменом Иланом Шором. Трое детей: Михаил (от первого брака с бизнесменом Вячеславом Семендуевым), Маргарита и Мирон.