интервью

Ольга Шелест: «Дочки Муза и Айрис свои имена оправдывают»

Ольга Шелест: «Дочки Муза и Айрис свои имена оправдывают» Ольга Шелест прекрасно сработалась с Евгением Папунаишвили и каждый эфир выдает бурю неподдельных эмоций. Фото: Канал «Россия»
Звезда золотого периода русского MTV теперь помогает справиться с волнением участникам шоу «Танцуют все!»

Это она была популярнее Ивана Урганта (и даже помогла ему устроиться на работу), когда вела шоу «Бодрое утро» на MTV с Антоном Комоловым. Это она комментирует «Евровидение» на «России 1», вела программы «Артист», «Девчата», судит участников шоу «Удивительные люди» и держит на полке статуэтку ТЭФИ. Это ее именем назван новый вид микроорганизмов — простейших из класса солнечников! Журнал «Телепрограмма» встретился с Ольгой Шелест в преддверии финала шоу «Танцуют все!», которое она теперь ведет.

— Получается так, что вы выступаете адвокатом участников в проекте «Танцуют все!». Это драматургия такая?

— Наш дуэт с Евгением Папунаишвили переместился из шоу «Удивительные люди» — там мы сидим в жюри. Здесь работаем ведущими. Он такой человек, что восхищается всем. Загорается, зажигается, чем влюбляет в себя всех. Я же, наоборот, скептик. Мне надо докопаться и проверить, не обманывают ли нас, насколько крутые танцевальные коллективы и достойны ли они победы. На съемках скептицизм рассеялся: они часами потеют на тренировках, оттачивают мастерство и передают приветы от близких. Это и вынуждает меня как будто защищать артистов от реплик жюри. И добиваться, скажем так, милости.

— Были случаи, когда вам плакались в жилетку?

— Когда ребята вылетают, мы собираемся в кружок и общаемся. Объясняем им, что их участие — это очень важно. Может быть, даже не столько для них, а для тех, кто делает и смотрит шоу. При помощи «Танцуют все!» зритель может узнать, что в стране есть не только ансамбль «Березка» и балет Аллы Духовой. Мы богатая на таланты страна.

— Насколько вы любите танцевать? Как Ума Турман в «Криминальном чтиве», например, можете?

— Не уверена. Но могу дать жару! В клубе или на вечеринке у друзей. Учить танцы я не могу, мой конек — импровизация. Если звучит любимая музыка и во мне осталась энергия, то танцую так, словно на меня никто не смотрит. Иногда это получается смешно, иногда круто. Настолько, что друзья подходят и говорят: «Мы даже не знали, что ты так умеешь танцевать!» Так что на танцполе я отрываюсь.

— Помните первую в вашей жизни дискотеку?

— Я занималась в школе, это были самодельные танцы. Собирались с девчонками и репетировали под Haddaway. И однажды мы пришли на городскую дискотеку в Набережных Челнах. Приехали диджеи из Москвы. И тут мы, перемигнувшись, как пошли танцевать! Все были в шоке. До сих пор помню восторженные взгляды. Эту фишку мы старались использовать на всех дискотеках.

Ольга Шелест
В проектах MTV Ольга феерила и порой шокировала молодую аудиторию. Это было то, чего так не хватало зрителю. Фото: youtube.com

— В 90-е на MTV появилась плеяда прогрессивных ведущих — вы, Антон Комолов, Иван Ургант, Александр Анатольевич и другие. И взорвали танцпол. Почему теперь таких нет?

— Эффект новизны. Мы попали в такое время. MTV — новейшая бомба, ничего подобного на нашем ТВ не было. Из программ для молодежи были только «Марафон 15» и «До шестнадцати и старше». И MTV стал шоком — ведущие разговаривали на том же языке, одевались так же, как молодежь, знали много нового и интересного, были готовы рассказывать об этом круглосуточно. Потом эта новизна была съедена потоками информации. Появились музыкальные каналы, интернет, блогеры. Теперь удивить зрителя, создать нового героя практически невозможно. Если он и появляется, то вскоре исчезает. Героем поколения, как Виктор Цой, стать уже нельзя, звездой — можно. Мы успели запрыгнуть в уходящий поезд.

— Ваших дочерей зовут Муза и Айрис. Не опасаетесь, что они вырастут и не скажут вам спасибо за это?

— Благодарность детей, думаю, измеряется в другом. Я стремлюсь быть хорошей матерью, отказываюсь от многих проектов, чтобы быть с ними, воспитывать их и отвечать на вопросы — это главное. Если растить ребенка в любви и уважении к себе и другим, он сможет жить в комфорте с именем, даже если оно очень необычное. Я почувствовала, что могу назвать так дочек, поэтому и дала им такие имена. И я против стереотипов.

Дети Ольги Шелест, Взрослеющая Муза (слева) и малышка Айрис
Взрослеющая Муза (слева) и малышка Айрис растут креативными девочками. И стильными, конечно. Как мама. Фото: instagram.com

— Чем увлекаются Муза и Айрис? Имена накладывают отпечаток на их интересы?

— Дочки похожи на нас с мужем только внешне. Остальное — это их личное. Муза следует имени — она очень творческая. Любит рисовать, танцевать, перевоплощаться. Айрис совсем малышка, год и семь месяцев, но характер стальной. При этом она тоже соответствует имени, внешне — цветочек. Но всегда знает, чего хочет. Навязать ей что-то невозможно. У нее инженерный склад ума. Собирает пазлы, конструктор, ставит друг на друга кубики. Сидит ковыряется, ей это интересно. Они абсолютно разные! Я даже не думала, что наблюдать за детьми так увлекательно. Каждый день у нас новое приключение. Это, конечно, здорово: сначала они лежат червячками, потом немножко обезьянки, потом люди, потом начинают говорить, а теперь уже и спорить. Нам с ними весело.

«Танцуют все!»
Воскресенье/18.00, Россия 1