интервью

Глеб Пьяных: «Я часто думаю о том, что мое призвание – архитектура»

Глеб Пьяных: «Я часто думаю о том, что мое призвание – архитектура»
Известный телеведущий рассказал о каторге на работе, строительстве домов и умении варить куриные щи.

Этой весной Глеб Пьяных начал вести на канале НТВ новую кулинарную программу «Битва шефов», где повара ресторанов соревнуются в приготовлении блюд. После «Программы максимум» и «Анатомии дня» это, мягко говоря, неожиданный поворот. Но, как признается ведущий, кулинарная тема ему очень близка.

— Я давно мечтал сделать такую программу. Вы даже не представляете! — говорит Пьяных. — Три года уговаривал руководство НТВ, чтобы они дали мне такую возможность. Они любезно согласились. Правда, сначала сказали: «Потренируйся на экономике». Я просидел в «Анатомии дня», которая теперь называется «Итоги дня». Ну вы же понимаете: где кулинария и где экономика? И вот мне наконец-то удалось заглянуть в настоящую кухню. Не в какую-то там политическую, а в реальную, где готовится соус демиглас. Вы, наверное, даже таких слов не знаете. И я не знал. Зато теперь в курсе. Вот он, настоящий, так сказать, телевизионный труд журналиста-расследователя!

— На телевидении кулинарных шоу пруд пруди. Конкретно ваш проект чем должен заманить зрителя?

— Тем, что он более соревновательный. Участники должны приготовить свои блюда строго за один час. В одном из выпусков не успели. И в этом есть драматургия игры, которая всегда, во все времена работает — хоть в футболе, хоть в политике, хоть в кулинарном шоу.

— В вашем шоу соревнуются шеф-повара. А сами вы любите общепит?

— Я не привередлив в еде, не делаю из нее культа. Но общепит есть не могу. Уже по внешнему виду замечаю, что в блюдо добавлен глутамат натрия (усилитель вкуса. — Авт.), и пробовать это ни за что не буду. Последние 20 лет не ем колбасу, потому что понимаю, что туда напихали химии больше, чем мяса. Еда должна быть натуральной, иметь свой настоящий вкус. Любишь колбасу — свари кусок мяса, посоли и поперчи. У тебя получится блюдо вкуснее любой колбасы.

— Часто приходится есть вне дома?

— Да. Хотя моя жена очень хорошо готовит. Делает это вдумчиво — берет рецепт, начинает в него вникать. Я вообще считаю, что любой человек может все, если постарается. Это относится к любой сфере жизни — и к работе, и к простым бытовым ситуациям. Хочешь поесть вне дома? Найди приличный ресторан, вникни, почитай отзывы. И тогда ты найдешь заведение, в котором будет вкусно и недорого. А если тебе лениво выбирать что-то, ты поешь или невкусно, или безумно дорого, пафосно.

— В каком из ресторанов вы чаще бываете?

— Я не хожу по ресторанам специально, только если друзья куда-то пригласили. А так очень люблю веганское кафе, которое находится на территории Artplay (столичный центр дизайна и архитектуры. — Авт.). Мой средний сын Степан преподает в Британской школе дизайна по соседству, вот он меня и приобщил к этому месту. Там все очень вкусно, хотя я не схожу с ума по веганству. Мне все равно. Само кафе очень стильное с точки зрения архитектуры: арка, вытянутая вверх в виде полукруглой стрелы. Я знаю, что подобное здание построил один японский архитектор — на очень узеньком месте у железной дороги. Он поставил там домик, в котором можно жить — есть и кухня, и спальня, и гостиная. Видел фотографии в одном архитектурном альманахе. А когда затем пришел в Artplay и попал в кафе, сказал: «О! Ребята, плагиат в хорошем смысле слова! Правильные произведения воруете, так и надо». Чем башенки наши советские лепить друг на друга, делать лоховство, лучше возьмите у хорошего архитектора достойную идею. Я, как человек, настроивший домов и наделавший сам мебели, чувствую это, понимаю, люблю, ценю.

Глеб ПЬЯНЫХ с женой
Жена Эля родила Глебу двоих детей.

— Что за дома вы построили?

— Три года назад вместе с несколькими людьми я купил землю в 30 километрах от Москвы, и мы там построили небольшой поселок на 11 домов. Сам там живу. Это как дача. В основном у нас селятся творческие люди. Есть музыкальный продюсер, режиссер. Я не буду называть фамилии — это их личное дело. У нас небольшие участки, домики. И нет заборов между нами. Личное пространство обеспечено тем, как расположены дома. Люди, которые огораживают себя 5-метровыми заборами, в сущности, делают себе тюремный прогулочный дворик, в котором и проводят счастливые дни. Часто такое вижу на Рублевке. Но — каждому свое.

«Адреналин — это удар по нервам, напряг, выстрел в организм»

— Вы ведете кулинарное шоу, а сами умеете готовить?

— В детстве мне приходилось делать все, потому что мама работала. Я на десять лет старше своего брата, поэтому должен был забирать его из детского сада, кормить. Могу пожарить котлеты, сварить какой-то простой суп — например, куриные щи. Если сейчас нужно будет приготовить что-то — сделаю. Если забуду рецепт — позвоню, спрошу. Хотя, слава богу, нет такой необходимости заморачиваться.

— У телезрителей есть ассоциация, что Глеб Пьяных — это скандалы, интриги, расследования. В новом шоу тоже есть такая составляющая?

— Знаете, я не должен так себя вести. И, собственно, для этого нет оснований. Я, правда, мешаю нашим поварам своими каверзными вопросами. А еще мы посылаем камеры в их рестораны, чтобы получить честные отзывы, в том числе нелицеприятные. Мы берем из интернета отзывы людей, а потом зачитываем их поварам в процессе готовки. Подобное их, конечно, отвлекает, мешает, это довольно жестоко. Но здесь нет скандальной интонации. На мой взгляд, у нас достаточно интеллигентная программа, при всем своем игровом настрое.

— Скучаете по старой работе в «Программе максимум»?

— Иногда да, но чаще — нет, потому что представляю, какая это каторга. Это же ад кромешный, вы понимаете? У тебя голова болит семь дней в неделю, 24 часа в сутки. Ты должен следить за всеми яркими, боевыми событиями. Тут же туда мчаться. Вот убили недавно Вороненкова в Киеве. Я бы должен был тут же вскочить в самолет и прилететь туда. Тяжко, хлопотно. Как по такой каторге можно скучать?

Младшая дочь Пьяных Ульяна
Младшая дочь Пьяных Ульяна — любимица всей семьи.

— Зато это бесконечный адреналин, на который многие подсаживаются.

— Я не верю, что есть люди, которые подсели на адреналин. Мне кажется, это все сказки для тех, кто сидит на печи, ничего не делает и не понимает, как люди могут активно работать. В обычной жизни адреналин на каждом шагу. Хотите острых ощущений — садитесь в машину и начинайте бодро ездить по городу — наберете адреналина выше крыши. Оно вам нужно? Не верю я, что кто-то от этого ловит кайф. Адреналин — это удар по нервам, напряг, выстрел в организм. Никакого удовольствия это не доставляет. Есть профессия, есть творческие успехи, достижения — вот это реальный кайф. Но ни то ни другое не является адреналином.

— Как вы считаете, чего не хватает на современном телевидении?

— Журналистских расследований на тему не Украины и Америки, а внутренней нашей политики и жизни.

— Сами не хотели бы этим заняться?

— Нет.

«В кулинарии мы каждый день изобретаем велосипед»

— Если дети решат пойти по вашим стопам, поддержите их?

— Я считаю, что каждый человек должен найти свое призвание и в нем работать. Я замечал, что в нашей профессии большинство людей чувствуют, что журналистика — это не дело всей жизни. Периодически большинство из нас смотрит налево и задумывается: «А мог бы я делать что-то еще, другое, третье?» Я тоже часто думаю о том, что, наверное, мое призвание — архитектура, и у меня даже в генах что-то такое есть. Мой дедушка — профессиональный строитель. Окончил строительный институт в 1941 году и сразу пошел лейтенантом на фронт. Строил мосты, переправы, дошел до самого Берлина. Может быть, мои соображения не бессмысленны. Потому что домики, которые я сейчас понастроил, практически мною и спроектированы. Хотя я нанимал архитекторов, но страшно в них разочаровался. А приглашать самых крутых специалистов — это неадекватно во всех отношениях.

Младший сын телеведущего Егор, Глеб ПЬЯНЫХ
Младший сын телеведущего Егор занимается хоккеем и учит китайский язык. По мнению Пьяных, это сейчас очень перспективно.

— Дорого?

— Совершенно безумные деньги. Хотя я советовался с суперархитектором Тотаном Кузембаевым. У меня в поселке есть один интересный дом — куб, стоящий на ребре. Ощущение, что он висит в воздухе. Внутри два этажа. Тотан сказал, что куб — это известная тема. В Роттердаме на главной площади есть дома-кубы, но их там штук 15, слепленных между собой. А один израильский архитектор построил целый коттеджный поселок домов-кубов. Естественно, я не мог ничего нового придумать. Изобрел велосипед. Но какая разница? Мы и в кулинарии каждый день занимаемся тем же.

— Этот дом-куб кто-то оценил? Захотел там жить?

— Мой сын Степан сказал, что это полигональная (многогранная. — Авт.) архитектура. Я ее называю современной. В мире она занимает, дай бог, процентов пять от всего, что строится. В основном все равно возводят убогие домики. Люди любят избушки, рюшечки, башенки, дворцы, теремки. Архитекторы называют это словом дом-торт. Говорят с презрением, но вынуждены это строить, потому что деньги зарабатывать нужно. А я могу позволить себе строить то, что хочу. Собственно, когда я звал людей в свой поселок, у меня было одно условие: «Ребята, мы вам построим по себестоимости, я ничего не заработаю. Но хочу, чтобы ваш дом снаружи выглядел так, как нравится мне». Вот Фатима Хадуева (известный экстрасенс. — Авт.) на это согласилась. Я ей очень за это признателен. Когда вижу ее дом, стоящий среди сосен, и у меня ощущение, что я в Амстердаме.


Личное дело

Глеб Пьяных родился 15 апреля 1968 года в Москве. Окончил факультет журналистики МГУ. Работал в газетах «Московские новости»,  «Коммерсантъ», «Столица». В 2001 году начал работать на телевидении. В 2005 году перешел на НТВ. Вел «Программу максимум», «И снова здравствуйте!», шоу «Остров», затем — «Анатомию дня» и «Итоги дня». С марта 2017 года — ведущий шоу «Битва шефов». Был дважды женат. От первого брака у него трое детей: Иван (24 года), Степан (23 года) и Татьяна (11 лет). Во втором браке родились Егор (6 лет) и Ульяна (2 года).


— У вас, наверное, тоже какой-то особенный дом?

— Я быстро заселился в один из тех, которые строил на продажу. Он небольшой, в нем 170 метров. Но он так всем понравился, что мы там прижились. А дом-куб я как раз строил себе. Он здоровенный. Там 240 метров. Хотя по рублевским меркам мало. Я в него до сих пор не заселился, хотя и мебель есть, и все-все сделано. Если продам тот, в котором сейчас живу, то перееду в дом-куб. Я вбухал огромное количество денег во все это, и мне хотелось бы вернуть значительную часть. Вообще у меня осталось четыре дома — могу жить в любом из них.

— На безбедную старость уже заработали?

— Я не думаю о старости, честно вам скажу. Хотя мне через год будет 50 лет. Пока ты дееспособен, лучше строить дома, куда-то инвестировать. Это лучше, чем тупые вложения в банк под проценты. Те, кто так делал, в 2014 году, наверное, обыкались. Я так не делал никогда и не собираюсь.

Фото: PR НТВ.

«Битва шефов»
По субботам/ 14.05, НТВ