интервью

Участница «Евровидения» от России Юлия Самойлова: «Мне неудобно было брать деньги у Аллы Пугачевой»

Участница «Евровидения» от России Юлия Самойлова: «Мне неудобно было брать деньги у Аллы Пугачевой»
Пережив тяжелую операцию и травлю во время шоу «Фактор А», певица оправилась и готовиться поехать в Киев

Выбору Первого канала Юлия Самойлова была удивлена не меньше, чем вся Россия. Кого только не прочили доля отправки на «Евровидение», но только не ее. Певица в инвалидном кресле, блеснувшая в шоу «Фактор А» в 2013 году и отмеченная Аллой Пугачевой, споет песню Flame Is Burning («Огонь горит») 11 мая, а пока Юлия проходит плановый медосмотр в Финляндии — журналу «Телепрограмма» удалось пообщаться с певицей именно там.

«Никто не привык видеть инвалидов на конкурсах»

— Вы сразу согласились поехать на конкурс? Ничего не смущало?

— Не сомневалась ни секунду. Это была мечта моей жизни. И я часто говорила об этом. Единственное, что смущало — незнание английского языка в должной степени. У нас в школе не было учителя английского, он появился за два года до выпуска. Всю программу нам прогнали галопом. Теперь на репетициях со мной педагог по вокалу и переводчик, который помогает мне правильно произносить слова и поправляет по тексту. Пока это происходит не так часто, потому что огромное количество времени уходит на интервью. Очень переживаю, что не успеваю репетировать.
Также меня волнует операция, которую мне сделали в прошлом году. После нее я полгода практически не пела, потому что восстановление было тяжелым. И вокал тоже надо совершенствовать.

— Как вы реагируете на шум, который поднялся в Сети в связи с тем, что едете вы?

— Мне это не мешает и не отвлекает, потому что практически не сижу в интернете. Вообще, не могу сказать, что существует волна негатива. Многие звонят, пишут и поздравляют. Конечно, если начать рыться в интернете, то можно найти. Но я видела многое. Когда участвовала в шоу «Фактор А» (певица заняла второе место в телешоу — Авт.), столько грязи лилось в мой адрес… в жизни артиста это всегда будет. Кому-то я нравлюсь, кому-то нет, это нормально. Видимо, люди еще не совсем привыкли, что инвалиды выезжают из своих квартир и появляются в шоу «Минута славы» или «Евровидение». Потому и возникает диссонанс.

Хотя ничего особенного в этом нет. Известен случай, когда однорукий боксер выиграл бой у здорового (в 2012 году американец Майкл Константино, у которого с рождения нет кисти, выиграл первый профессиональный бой — Авт.).

Юлия Самойлова
Фото: Первый канал

— В шоу «Минута славы» Владимир Познер критично высказался по поводу участия в конкурсе инвалида Евгения Смирнова. Вы слышали это мнение? Подобное вам приходилось слышать?

— Нет. Меня всегда оценивали объективно. Хорошо репетировала — первое место, гуляла — значит, извини. Другое дело, что конкурс должны оценивать профессионалы. Если танец, то танцор или хореограф. «Минута славы» — шоу развлекательного характера. Поэтому оценивалось общее впечатление, а не талант артиста. И, видимо, выступление человека с ограниченными возможностями само по себе смутило судей. Если бы у нас чаще проходили смешанные конкурсы, где участвовали здоровые люди и люди с болезнями, отношение было бы другим. Пока это воспринимается в диковинку.

Иосиф Кобзон тоже переживает за вас. Мол, могут не пустить на границе или подвергнуть травле уже на территории Украины. Зря отправили.

— Откуда такие мнения берутся? Не знаю. На днях мне присылали ссылки украинских блогеров. Молодые ребята смотрят песни к «Евровидению» и в режиме онлайн обсуждают их. Сплошной позитив. И не один ролик, а несколько. Все хорошо. Я ничего не боюсь, потому что бояться нечего. Единственное, чего боюсь — забыть текст (смеется).

— Как считаете, бойкот «Евровидения» был бы адекватным шагом?

— Если бы мы не поехали, отношения улучшились бы? Не понимаю, зачем. Это вокальный конкурс. Музыка есть музыка. Допустим, мы отказались. Отношения между странами сразу наладятся? Нам дадут медаль? Вряд ли. Лично для меня этот конкурс связан с музыкой. О политике я не думаю.

— Давайте о музыке: еще со времен шоу «Фактор А», где вы получили «Золотую звезду» от Аллы Пугачевой, вы дружите с певицей. Она участвует в вашей судьбе?

— Это громко сказано. О продюсерской работе или продвижении речи не идет. У нас человеческие отношения. Мы просто хорошо общаемся с тех пор, поздравляем друг друга с праздниками, иногда могу спросить совета у Аллы Борисовны.

— Правда, что вы написали ей песню?

— Я не писала песню специально для нее. Просто у меня были песни, Алла Борисовна их прослушала и одна из них, композиция Lite («Легкий»), ей понравилась. Я писала ее для себя. А она ее приобрела. Алла Борисовна не поет ее, и насколько я знаю, купила не для себя.

— Дорого купила?

— Нам хватило (смеется). Цена нас устроила. Но сумму назвать не могу.

— Алла Борисовна действительно помогала вам с операцией и реабилитацией?

— Это не так. Алла Борисовна всегда помогала мне, и никогда не отказывала. Но я не могла просить ее об этом, потому что сумма была очень большая (операция и восстановление — около 50 тысяч евро). Мне не хотелось никого обременять.

— Как же удалось найти столько денег?

— Я сделала видеообращение о сборе средств и разместила по соцсетям. Все, кому я небезразлична, собрали полную сумму. Спасибо им.

«Об операции мне снились сны»

— Откуда вы раз за разом находите силы, чтобы идти дальше и продолжать жить?

— Если человек не останавливается, даже в случае провалов, он не проигрывает. Если не опускать руки, то все получится. Просто я шла вперед. Было плохое, но было и хорошее. Видимо, очень много в меня вложили родители. Потом — муж Алексей. Рядом всегда были люди, которые поддерживали. Любовь заряжает. Что еще? Мне помогает музыка. И никакого допинга.

— Ваш диагноз (спинальная амиотрофия Верднига — Гоффмана) усложняет работу по вокалу? Сковывает диафрагму, мешает набирать воздух?

— Ничего такого я не испытываю. Голос не нарушен, легкие в порядке. До операции, не скрою, было плохо. И ситуация становилась все хуже. Мышцы не держали спину, сидеть было сложно, сдавливался желудок, я не могла нормально есть. С дыханием были проблемы. Операция была необходима.

— Как она проходила?

— Быстрее, чем планировалось. Шесть часов вместо девяти. Мне делали рассечение вдоль всего позвоночника — от головы до копчика. Я почти, как Франкенштейн (смеется). Изначально меня отговаривали, потому что операция была опасная. И семья была в шоке. Но мне удалось убедить близких. Я долго изучала вопрос, клиники и цены по всей Европе — в России, Германии, Франции, Израиль и других странах. Общалась с пациентами, изучала статистику. Дешевле и качественнее всего оказалось в клинике «Ортон» в Хельсинки. Когда я принимала это решение, прислушалась к внутреннему голосу — и Бог помог. Я верующий человек. Мне даже снились сны об этом.

— Вот сейчас в Финляндии — на обследовании?

— Врачи внимательно обследуют меня, берут анализы, смотрят, нет ли деформаций, правильно ли все срастается. Это плановые процедуры.

Юлия Самойлова
Фото: Первый канал

— В одном из ваших интервью, читал, что не только здоровые люди, но и инвалиды оскорбляли вас?

— Был негатив, был и позитив. Как среди людей с ограниченными возможностями, так и среди здоровых. В чем причина? В голову им залезть не могу. Видимо, воспитание.

— За какой из поступков вам бывает стыдно? Или о чем вы жалеете?

— Хм, интересно. Не могу вспомнить. Возможно, стоило бы меньше лениться и меньше заниматься — правда, это модель поведения, а не поступок. Специально ничего плохого в жизни не делала. Если кого-то и обижала, то не осознаю это и прошу прощения у всех.

— Если бы вы могли изменить жизнь или исправить что-то, стали бы это делать?

— (после паузы) Пожалуй, нет. Все идет своим чередом. Все так, как должно быть…

— На конкурс вы едете с лиричной балладой. А ведь в свое время у вас была рок-группа TerraNova. Может, это было ошибкой?

— Не думаю. Мне нравится рок до сих пор. Земфира, Лорди, Animal Jazz, Deftones, Ляпис Трубецкой.

— Что может разозлить вас?

— Когда обижают слабых или беззащитных. Жестокое обращение со стариками, женщинами, детьми, животными. И ложь. Терпеть не могу, когда люди врут. При этом я привыкла верить людям. Даже в детстве, когда весь двор говорил о том, что этот человек — плохой, я не слушала. Для меня он был хороший, он не сделал мне ничего плохого. Хорошего в людях всегда больше.

— Как вы относитесь ко слову инвалид?

— Поначалу оно меня коробило, теперь не очень. Больше утомляет формулировка «человек с ограниченными возможностями». Человек — это человек.

— Мечта с «Евровидением» сбылась. Какие еще остались из несбывшихся?

— Ой, даже не знаю. Хочется твердо встать на ноги. В плане творческой самореализации. И исполнить мечты родителей. Папа шутит, что хочет «Бентли», а мама — домик в Швейцарии (смеется).

 


Личное дело

Юлия САМОЙЛОВА родилась 7 апреля 1989 года в г. Ухта (Коми). Певица, композитор, автор. Многократно побеждала и становилась лауреатом различных музыкальных конкурсов и фестивалей, как в России, так и за рубежом. Финалистка музыкального телепроекта «Фактор А». Обладательница награды «Золотая звезда Аллы», премии Аллы Пугачевой. Была участницей торжественной церемонии открытия Зимних Паралимпийских Игр 2014 в Сочи, где исполнила песню «Вместе». Юлия с детства передвигается на инвалидной коляске и имеет первую группу инвалидности. Замужем за Алексеем Тараном, музыкантом и менеджером певицы.