интервью

Сергей Шнуров: «У нас с Матильдой по-разному бывает: и страсти кипят, и посуда бьется. Ну все как у людей…»

Сергей Шнуров: «У нас с Матильдой по-разному бывает: и страсти кипят, и посуда бьется. Ну все как у людей…» Фото: Виктор ГУСЕЙНОВ
Музыкант и телеведущий - про грани любви, песню про лабутены, свет в конце тоннеля, самогон и ценность умения не очаровываться ничем.

Пришло время бесповоротно распрощаться с минувшим: 28 января по восточному календарю наконец наступает год Петуха. В канун столь важного события журнал «Телепрограмма» навестил одного из самых актуальных российских музыкантов. В номер московского отеля мы завалились в компании Василия — птицы хоть и важной, но чрезвычайно учтивой.

«Без грязи жизни не бывает»

Поработав на Первом канале, вы написали в Инстаграме, что все поняли про телевидение. Что именно вы поняли? Это знание вас не разочаровало?

— Нет-нет-нет, имеется в виду внутреннее устройство: как работают редакторы, осветители… Абсолютно техническая сторона меня интересовала. И я теперь могу сказать, что знаю эту кухню изнутри.

— Однажды вы пытались успокоить разбушевавшуюся героиню, призывали ее к порядку все громче, а потом шмякнули папку об пол…

— Я срывался там, может быть, два раза. И в основном это происходило из-за того, что люди разучились слушать друг друга. Причем это и моя болезнь. Мы любим говорить. Мне кажется, что коммуникация возникает тогда, когда человек не только говорит, но и слушает.

— Вы наблюдали чужие отношения — скандальные, тяжелые, грязные. Вас ничто не шокировало?

— Ну вообще вся жизнь — это грязь. Без грязи жизни не бывает. Я для себя в очередной раз отметил, что нужно уметь слушать и понимать. Это самый главный навык в отношениях — и в семейных, и в бизнесе, и просто на работе, и в магазине. Слушать и попытаться понять другого человека. Вот в этом вся сложность. В этой простоте вся и сложность!

— Как вам работалось в паре с Софико Шеварднадзе?

— Она как соведущая очень удобная и корректная. Я не испытывал никакого дискомфорта на площадке. Очень удобный партнер. Вообще было круто.

— Вы рациональный человек или мистический? Верите, что високосный год, который только кончился, тяжелее обычного?

— У меня год был непростой, но, думаю, это совпадение. Я очень много работал, практически не был дома. Занимался перестановками в группе, какими-то реформациями. Все это было непросто, но вряд ли связано с какими-то цифрами.

— Гороскопам доверяете?

— Боюсь, что нет. Я на это не обращаю внимания. Не читаю гороскопы, не заказываю их, как сейчас модно. Я могу прожить год, не зная, чей он.

Сергей Шнуров, матильда
С бесконечно любимой супругой Матильдой артист уже 10 лет. Фото: Михаил ФРОЛОВ

— Вам есть о чем жалеть — если брать в расчет поступки, совершенные в 2016 году?

— Я стараюсь вообще не жалеть ни о чем. Я делаю выводы. Зачем жалеть? Это вообще непродуктивное чувство, оно ни к чему не приводит.

— А какое событие года стало для вас самым светлым и приятным?

— Внезапно, оглянувшись назад, мы с моей супругой поняли, что уже 10 лет живем вместе. Для меня это событие и важное, и странное, потому что в таких длительных отношениях я еще не был замечен.

— Случалось ли вам в ушедшем году разочаровываться в людях?

— Я всем говорю, что для того, чтобы не разочаровываться, нужно не очаровываться. Я не очаровываюсь ни людьми, ни событиями — ничем.

«Группировка «Ленинград» — это важное средство от отчаяния»

— Ваш сегодняшний лирический герой полон оптимизма. А мы помним 90-е и 2000-е, когда он был довольно депрессивным молодым человеком. Когда случился этот перелом?

— Он депрессивным никогда не был!

Шнуров с дочерью
Дочь Серафима недавно вышла замуж. А значит, рано или поздно быть Сергею дедом. Фото: instagram.com

— Ну рефлексирующим. С деньгами были проблемы, с женщинами.

— Не было денег, но он всегда был нацелен на жизнь. Это философия жизни все-таки! Никогда это не было песней упадка. Группировка «Ленинград» — это абсолютно важное, необходимое средство от отчаяния, от опустившихся рук. И, собственно говоря, тот наш герой, даже когда у него нет ни денег, ни любви, у него есть рука — он может [удовлетворить себя], может пойти к соседу напиться. У него всегда есть выход. Есть свет в конце тоннеля!

— В 2016-м вы стали гостем ток-шоу Владимира Познера (ведущий предъявил Шнурову кучу претензий эстетического толка и всячески подчеркивал свое неприятие творчества визави. — Ред.). Беседа, как мы знаем, вышла не слишком доброжелательная. Если бы вы знали наперед, чем дело обернется, вы бы все равно пошли или отказались?

— Да я сходил бы. И сделал бы все равно то же самое, что я и сделал. Каждый делает свою работу. И мой демарш — невступление ни в полемику, ни в диалог — я считаю лучшей стратегией. Я никому не собираюсь — ни Познеру, ни, не побоюсь этого слова, Владимиру Владимировичу Путину — что-либо доказывать по поводу себя. Мне это не нужно.

«Сейчас я из каждого утюга. Это уже перебор»

— Вы наверняка следите за количеством просмотров ваших клипов на YouTube. Один набирает 32 миллиона просмотров, другой всего восемь. Вы задумывались, почему такая разница?

— Да там в среднем одинаково все. Понятно, есть пик — это «Лабутены». А так если 8 миллионов — это значит, что клип висит две недели. Пройдет два месяца, будет 30. В принципе они все находятся в этой границе — 30 — 40 миллионов. Я, конечно, хотел бы, чтобы был спад. Потому что когда есть спад, есть и рост. И тогда на фоне спада рост смотрится совершенно по-другому. Если у тебя все время 30 миллионов, это становится дурной привычкой. И 28 миллионов воспринимается тобой как провал. А на самом деле это не так, 28 миллионов — это очень [много].

— Клипы — это бизнес-проекты? Миллионные просмотры приносят вам деньги?

— Если у тебя себестоимость, как у большинства видеоблогеров, три копейки, тогда, конечно, это прибыльное дело. В нашем случае скорее это траты. У нас себестоимость клипов довольно высока. С помощью YouTube денег, я думаю, мы не зарабатываем. Я не подводил подсчеты, но полагаю, что скорее всего нет.

— Нет ли у вас ощущения, что в 2016-м вы стали востребованы как никогда?

— Ну да, сейчас я из каждого утюга, это уже перебор.

Шнуров с сыном и дочерью
Сын Аполлон оканчивает школу. Фото: instagram.com

— Свинцовая усталость накатывает?

— Слава богу, нет. Когда началась вся эта истерика после клипа «Лабутены»… «Экспонат», извиняюсь, «Лабутены» — это я совсем уже по-народному. В общем, в течение месяца у меня был смысловой ступор. Вообще не понимал, что с этим со всем делать, потому что я, конечно же, этого не ожидал и не прогнозировал. В какой-то определенный момент я для себя решил: если так, значит, так. Значит, будем играть в этих условиях. А когда есть решение, нет усталости.

«Не пью алкоголь, который продается в магазинах»

— Вы не раз говорили, что не работаете на Новый год. Как обычно отмечаете?

— Я обычно ложусь спать, как в обыкновенный день, — в четыре часа ночи. Меня раздражают петарды, взрывающиеся на улице, — вот, собственно, и все.

— И оливье не кушаете, как по-русски принято?

— Оливье — это скорее по-советски, чем по-русски. Телевизор тоже не играет большой роли в моей жизни. Традиционно в первых числах января я заезжаю к родителям. И там, собственно говоря, и телевизор, и оливье.

— Ну елку-то дома наряжаете?

— Мы как раз с Матильдой тут подумали, что за все время нашей совместной жизни ни разу в жизни у нас не было елки.

— Недавно писали, что вы с супругой открыли магазин здорового питания.

— Это было в рамках рождественской ярмарки, временный проект. И интернет-магазин.

— Слухи ходят, что вы тайный адепт здорового образа жизни.

— У меня нет на это ни времени, ни сил, ни желания, ни интереса.

— Насколько вероятно, выйдя на набережную Невы, встретить вас там, бегущего в дорогом спортивном костюме?

— Я очень бы хотел. Но пока, к сожалению, вы меня там не увидите.

Сергей Шнуров
В апреле Шнурову стукнет 44. Но, кажется, он и сам в это не верит. Фото: Ольга ЕМЕЛЬЯНОВА/Дмитрий ЛИФАНЦЕВ

— А это правда, что вы теперь страшно далеки от героев своих песен и даже с виски давно завязали?

— С виски — совершенно точно. Потому что если я выпиваю, я пью самогон. Я не пью тот алкоголь, который продается в магазинах. А самогон прямо настоящий. У меня товарищ его гонит в Краснодарском крае и присылает мне исправно 20 бутылок в месяц. Я, конечно, большинство раздариваю. Но если пью, то пью его.

— У вас довольно большой коллектив. На Новый год корпоратив устраивали?

— На Новый год нет, но давеча был корпоратив, посвященный десятилетию нашей совместной жизни с Матильдой. И там вся группа успешно накидалась того самого самогона. Пили мы два дня, было дико весело. Вот такие корпоративки — да, у нас бывают раз в полгода.

— Как приходите в себя после таких марафонов?

— Я на следующий день пью пиво, и все. Я в старой советской алкоголической традиции существую, без всяких изысков.

Сергей Шнуров С маэстро Александром Градским и солистками группировки: Флоридой Чантурия (слева) и Василисой Старшовой.
С маэстро Александром Градским и солистками группировки: Флоридой Чантурия (слева) и Василисой Старшовой. Фото: instagram.com

«Если меня совсем клинит, я сочиняю песню»

— Вы вели программу под названием «Про любовь». Что есть, по-вашему, любовь — исходя из вашего жизненного опыта? Как бы вы это объяснили молодому юноше, только начинающему жить?

— У любви много, так сказать, граней — как у граненого стакана. Вот какой повернешь, такой и будет. Любовь — это, может быть, всепоглощающая страсть, которая уничтожает все на своем пути. Любовь — это, может быть, тихое семейное счастье. Любовь — это, может быть, работа. Любовь — это, может быть, привычка. Любовь — это все что угодно может быть!

— Какая грань у вас с Матильдой?

— У нас по-разному бывает. И страсти кипят, и посуда бьется. Ну все как у людей.

— Вы сказали, что год у вас был непростой. Что вам помогает, когда настроение не очень, и чего вы ждете от 2017-го?

— Я просто читаю, мне это помогает. Но если совсем истерика начинается, то, конечно, ничем не поможешь. Если меня совсем клинит, я сочиняю песню: переключаюсь. В наступившем году я буду работать меньше, зарабатывать больше, и все будет [очень хорошо].

P. S. Редакция журнала «Телепрограмма» благодарит чрезвычайно воспитанного петуха Василия — модель студии Анны Чехариной (www.photocreator.ru; тел. (495) 518-36-32).


Личное дело

Сергей Шнуров — музыкант, продюсер, художник. Родился 13 апреля 1973 года в Ленинграде. Изучал реставрационное дело в ПТУ. Учился в инженерно-строительном институте, религиозно-философском институте при Санкт-Петербургской духовной академии. Работал сторожем, грузчиком, дизайнером, промоушен-директором радиостанции. Группу «Ленинград» основал в 1997 году, выпустил более 20 успешных альбомов. Активно использует ненормативную лексику. Пишет музыку для кинематографа («Бумер»). Рисует картины и успешно выставляется, снимается в кино, регулярно ведет программы на телевидении. Жена — Матильда Шнурова, ресторатор (ресторан «Кококо» в Санкт-Петербурге).

У Шнурова двое детей от предыдущих браков: дочь Серафима (1993) и сын Аполлон (2000). Он один из самых финансово успешных музыкантов в России: журнал Forbes приписывает ему доход в 2016 году в размере $11 млн. (около 350 млн. руб.)

Сергей Шнуров
Шнуров — один из самых высокооплачиваемых российских музыкантов. Но ничто человеческое ему по-прежнему не чуждо. Фото: instagram.com

«Я неловкий ловкач…»

На Инстаграм Сергея Шнурова подписаны 1,8 млн. пользователей. Музыкант регулярно публикует там свои фотографии, сопровождая некоторые из них философскими размышлениями о жизни, репликами на злобу дня или, как на этот раз, пронзительными сентенциями о себе самом.

«Всем давно и популярно объясняю, что я — фигура дутая и пустая, ни на что великое не претендующая. «Живы для наживы» и все такое. Наглядно и с настойчивостью демонстрирую свою принципиальную невнятность. Честно называю себя вруном и аферистом. Безжалостно и самолично уничтожаю любой красивый миф по своему поводу. В конце концов я хожу в майке с надписью «ЭТО НЕ Я».

Не ждите от меня откровений и пророчеств. Я неловкий ловкач, танцор с большими яйцами и безголосый певец, со всей своей ответственной безответственностью заявляю, что всего лишь сочиняю кричалки, вопилки, пыхтелки и сопелки, которые в силу своего предназначения не могут быть чем-то иным. Они созданы для того, чтобы коротать дорогу в гости по утрам и не более. Попытки навязать кричалкам большие смыслы, увидеть в них исповедальность, значительность и глубину раньше вызывали у меня недоумение, а теперь, пожалуй, что скуку».

«Ленинград» в вашем городе
Афиша на www.leningrad.top