интервью

Иеромонах Фотий: «Еще раз пройти «Голос» я бы не смог — тяжело…»

Иеромонах Фотий: «Еще раз пройти «Голос» я бы не смог — тяжело…»
Накануне Рождества священник рассказал, как изменилась его жизнь после победы в проекте.

Победа отца Фотия в шоу «Голос» в 2015 году была безоговорочной. Перевес голосов в его пользу был трехкратный. И с тех пор батюшка стал настоящей звездой — гастроли, фестивали, запись альбома и блоги в интернете. Сбился ли иеромонах Фотий с истинного пути и запутал ли его в своих сетях бездушный шоу-бизнес, выяснял журнал «Телепрограмма».

— Конечно, «Голос» повлиял на мою жизнь, — говорит священник. — Она приобрела иной ритм, стала более насыщенной. Много концертов, новых знакомств. Также я принимаю участие в богослужениях в нашем монастыре или в тех местах, куда меня приглашают с концертом, — это может быть отдаленная епархия. Принципиально ничего не изменилось, кроме того, что я теперь имею возможность побывать в разных городах России. Об этом я давно мечтал. Ну и, конечно, меня часто узнают на улице, в магазинах и других общественных местах.

— А в обители проблем не было? На одном из собраний священников высокого сана иеромонах Пафнутий, наместник вашего монастыря, сказал, что вы начали петь, потому что «стало скучно». И что к вам на исповедь подходить боятся. И священник не знает, что с вами делать теперь. В то же время Патриарх Кирилл тогда вступился за вас. Последствия были?

— Никаких плохих последствий для меня, к счастью, не было, да и не могло быть. Ведь Патриарх так мудро высказал свою точку зрения, после чего у наместника монастыря просто не осталось вопросов. Никто на меня косо не смотрит, все замечательно. Были моменты, высказанные отцом Пафнутием, но они не имеют ничего общего с реальностью. Это была дезинформация. Либо кто-то ему сказал так, либо он так сам заключил, но, чтобы ко мне никто не подходил на исповедь, это нонсенс.

Голос, отец Фотий, Александр Панайотов
С главным фаворитом «Голоса-5» Александром Панайотовым батюшка познакомился прямо на съемках шоу.

— То есть большой шрам над правой бровью тут ни при чем?

— Нет, конечно. Это я ударился в детстве о кроватку.

— И народ вас не сторонится в храме?

— Такого никогда не было и не может быть. Другое дело, когда в будние дни у нас крайне мало прихожан в монастыре, многие успевают поисповедаться у других священников — не потому, что не доверяют именно мне, а потому что они давние чада других отцов.

— За победу в «Голосе» вам подарили «Ладу». Не продали еще?

— На машине, конечно, езжу и удивляюсь нашему автопрому. Очень хорошая бюджетная машина! Я ничего не перевожу на ней, просто путешествую.

Чтобы никто не подошел ко мне на исповеди — такого не было. Это нонсенс

— Когда смотрите эфиры в интернете, сердце не екает? Нет желания вернуться и пройти путь заново?

— Ностальгия по проекту есть, но я бы не стал проходить такой путь еще раз, слишком это тяжело и волнительно.

— Как теперь протекает ваша жизнь? Наступивший год уже расписан?

— Гастролей не сильно много. Но в 2017 год мы встроили довольно плотный график по России, там едва найдется пара дней на отдых между концертами.

Иеромонах Фотий в Швейцарских Альпах
Иеромонах часто путешествует и выкладывает фото в Инстаграм. Птичку он встретил на массиве Пилатус в Швейцарских Альпах.

— Накануне 2016 года вы оставляли пожелание нашим читателям. С тех пор ваш автограф изменился. Почему?

— Скрипичный ключ просто очень похож на букву Ф, вот поэтому я и решил расписываться так.

— В водовороте концертов, переездов и телеэфиров закрадывалась мысль забросить все? И начать жить в тишине и с Богом…

— Забросить совсем — нет, но вот отдохнуть хорошенько хотелось, особенно после таких дней, когда у меня было два концерта в день… Это очень тяжело.

— Недавно у вас вышел альбом «Романсы». Что за композиции в него вошли? То, что вы пели в «Голосе»?

— Не просто романсы в привычном понимании. Мы выдержали некую грань между душевной и духовной лирикой и постарались дать этой музыке новое дыхание. Это отражается в особом исполнении, где важнее не сухой академизм вокала, а слово и подача смысла. Современные исполнители практически не берутся за произведения такого уровня — не потому что они отжили свой срок, у этой музыки нет срока годности и старения. Песни на музыку классических композиторов — Чайковского, Глинки, Даргомыжского, Римского-Корсакова, Рахманинова. Все говорит о том, что это высокоинтеллектуальная музыка и тончайшая материя, с которой нужно обращаться бережно и максимально ответственно. Надеюсь, получилось настоящее произведение искусства.

Иеромонах Фотий

— Компания Universal Music уже перечисляет вам авторские?

— Какие-то проценты должны мне приходить, но они весьма скромные.

— Вы продолжаете активно вести Инстаграм, выкладывали фото из Германии. Захотели побывать в местах, где выросли?

— Я побывал там, чтобы сделать сюрприз маме и бабушке (семья Фотия эмигрировала в 2002 году. — Ред.). Они не знали, что я приеду, поэтому для них это было несказанно радостно!

— Вы часто исповедуете людей, ездите по стране и миру. В чем вы видите проблему современного человека? Чего ему не хватает?

— Современный человек должен стремиться к честности и доброте. Не избегать юмора. А еще он не должен быть мелочным. Как только радиус его внимания и озабоченности сужается до непозволительного минимума, человек становится суетным, близоруким и недалеким. Он сам себя и других лишает широты восприятия мира, перебирает камушки и просеивает песок на берегу огромного океана.

— Что бы вы могли пожелать нашим читателям накануне Рождества?

— В первую очередь — найти мир в душе. Не гнаться за несбыточными мечтами и ценить любовь близких. Даже проект «Голос» учит смирению. А Рождество — это праздник света и радости. Желаю каждому провести его в компании любящих людей. Всех с праздником!

Иеромонах Фотий

Фото: личный архив