интервью

Звезда «Уральских пельменей» Дмитрий Брекоткин: «Детство у меня было замечательное!»

Звезда «Уральских пельменей» Дмитрий Брекоткин: «Детство у меня было замечательное!»
Фото: из архива "КП"

Фото: из архива «КП»

 

Мы поговорили с актером, кавээнщиком, юмористом и просто хорошим человеком — о детстве, любимых занятиях, жене и детях, а также о том, куда бы он при случае направил машину времени

— Дмитрий, каким вы росли?

— Я рос маленьким. Мама и папа гигантами никогда не были, поэтому и со мной чуда не произошло. Мало того, что я был маленьким, так еще я был и худым. Даже тщедушным: в седьмом классе весил всего сорок восемь килограммов. А так, мое детство – это Екатеринбург, Уралмаш… Звучит очень громко, но на самом деле я никогда не был хулиганом. Скорее, я сам был отличной дойной коровой для отъема семечек, значков и марок…

— А сдачи дать вы могли?

— Не скажу, что я был таким уж «лошарой», но чаще я отступал… как мы в 1812-м с гордо поднятой головой! Чтобы кровь из носа не текла.

— Вы много времени посвящали спорту в детстве?

— Да, пятьдесят процентов моего времени занимала школа, а остальные пятьдесят — спорт. Я вообще не понимаю людей, которые в детстве не занимались спортом. Чем я только ни занимался: и бадминтоном, и плаванием, спортивным ориентированием, но это совсем недолго…

— А со спортивным ориентированием что? Не сложилось?

— Я оказался не способен. Уже сейчас, будучи человеком, который довольно много времени проводит за рулем, я понял, что страдаю болезнью под названием топографический кретинизм. Я просто классический образчик. Тысячу раз проехав по одной и той же дороге, на тысячу первый я обязательно поверну не туда. Как-то на соревнованиях меня часа четыре искали человек пятьдесят. В общем, со спортивным ориентированием у меня не сложилось еще тогда, поэтому через какое-то время я записался в секцию борьбы и попал к замечательному тренеру Александру Викторовичу Пряхину. Есть тренеры, которые берут только подающих надежды ребят и делают из них олимпийских чемпионов. А есть люди, которые берут сопливых пацанов и делают из них хорошие заготовки настоящих мужчин. Именно так делал Александр Викторович, за что я ему очень благодарен.

Фото: афиша концерта

Фото: афиша концерта

Про настоящих пацанов

— То, что вы занялись борьбой, добавило вам авторитета в пацанской компании?

— На самом деле, авторитет в мальчишеской компании это как кулинарный рецепт. Всего намешано. Кто-то сильный, кто-то дерзкий, кто-то умный, кто-то хитрый… Потом мальчишки вырастают, и ничего не меняется,  а появляется «профессионализм».

— Чем брали лично вы?

— Да ничем. Я никогда не был хэдлайнером. Так, типичный середнячок. Но я об этом тогда не думал, и детство у меня было замечательное: гаражи, корты, рогатки, самострелы, ежедневный футбол…

— Прозвище у вас было?

— Миллиард! Последние лет двадцать я Феликс, в армии звали Брикетом. Я служил в Германии, и там были такие брикеты угля. До этого, в учебке (я был танкистом) меня почему-то прозвали Ухо. Понятия не имею почему! В общем, прозвищ были тысячи, и большинство завязаны на физиологии. В детстве моя внешность вообще позволяла прицепиться к чему угодно.

— Кстати, почему вы от армии не отмазались?

— Я страшно ленивый человек для того, чтобы делать себе белый билет, искать врачей, которые бы обеспечили нужный диагноз, вроде плоскостопия, и так далее. Может, я просто так воспитан, и как это ни странно сейчас звучит, даже хотел пойти служить. Армия – это же приключение! И школа. А дополнительные знания никому не помешают.

— А как вы стали танкистом?

— А кто меня спрашивал? Наверное, из-за невысокого роста меня так распределили.

Фото: официальная страница "Уральских пельменей" Facebook

Фото: официальная страница «Уральских пельменей» Facebook

Про «Пельменей»

— Вам нравилось позировать?

— Наверное, все артистичные люди любят быть в центре внимания. Я вообще довольно редко анализирую эти вещи. Просто живу себе и живу. Я не ковыряюсь ни в себе, ни в других. Может, именно поэтому у меня всегда присутствует ощущение кайфа от жизни. Есть люди, которые пытливо и скрупулезно разбирают игрушку под названием «жизнь», развинчивают ее и пытаются понять, как она устроена. Есть даже единицы, которые, разобрав ее, успешно собирают обратно. Но таких людей немного: Спиноза, Конфуций, Диоген и… и еще человек пятнадцать за четыре тысячи лет. Большинство начинает собирать игрушку обратно, но винтики уже не становятся на место, пружинки почему-то вылетают, и эта прикольная штучка начинает работать как-то не так… Поэтому я предпочитаю просто жить и не вмешиваться.

— Сейчас, работая с «Уральскими пельменями», какие образы Вы чаще всего воплощаете на сцене?

— На самом деле, у нас нет конкретных масок. Хотя мне, как правило, достаются персонажи с очень низким IQ. Лицо у меня такое, что ли…

— Вас часто можно увидеть в женском образе…

— Да, потому что больше никто не соглашается надевать колготки! Это ужасно! Ко всем женщинам сейчас обращаюсь: как вы можете носить это каждый день?! Я просто вешаюсь, настолько это противное ощущение, когда ногу обволакивает какой-то капрон!

Фото: официальная страница "Уральских пельменей" Facebook

Фото: официальная страница «Уральских пельменей» Facebook

Про семью

— Супруга ваша тоже из творческой среды?

— Да, мы с Катей познакомились еще во времена стройотрядов. Лошадей на переправе не меняем. Мы вместе с 94-го года, у нас две дочки. Старшей — Насте — уже девятнадцать, а младшей — Лизе — двенадцать. Настя – очень спортивная, собранная, ответственная, синхронным плаванием занимается. А Лиза росла разгильдяйкой, лентяйкой, капризулей, словом, вся в меня. И при этом умеет безумно нравиться людям!
— А кем вас хотели видеть родители?

— Я вообще не помню таких разговоров: Иди туда-то, нет туда-то… Да и некогда родителям было: работа часов до семи, а потом еще часа три в очереди отстоять за какой-нибудь курицей… Мы с братом росли довольно самостоятельными. И многие вещи решали сами. Особенно Андрей. Он уже в пять лет был о-о-очень взрослым солидным человеком.

— А кем работали ваши родители?

— Они оба всю жизнь в автотранспорте. Папа был инженер, а мама медик. Мама выпускала водителей в рейс: общее самочувствие, наличие алкоголя. Опыт работы несколько десятков лет. Это очень сильно мне мешало, когда у меня, тогда подростка, начались первые опыты с алкоголем. Мама не ошиблась ни разу, сколько бы я ни оправдывался.

— А чем в детстве баловали вас, когда в магазинах ничего не было?

— Пломбир за восемнадцать копеек уже казался настоящим счастьем! А если каким-то командировочным чудом перепадала бутылка фанты из Москвы – это вообще! Помню, однажды зимой дальнобойщику, который ехал в Москву, заказали целый полиэтиленовый мешок мороженого «Лакомка». Мама за этот мешок рублей двадцать, кажется, отдала —  бешеные деньги! Это был праздник — нескончаемый запас мороженого! Я был самым счастливым человеком на свете!

Когда дочки были маленькими... Фото: Из личного архива

Когда дочки были маленькими… Фото: Из личного архива

«Я постарался бы все обязательно запомнить»

— А игрушки у вас какие любимые были?

— Мяч футбольный, потому что мы гоняли во дворе в футбол с утра до вечера. По телевизору не было столько каналов, сколько сегодня, не было компьютеров, поэтому, кроме футбола, особых развлечений и не было. Помню, как время от времени чья-то мама выглядывала в окно и кричала: «Мультики начались!», и нас как ветром сдувало по домам. Прибегаешь, а там вместо нормального мультика – кукольный. Такое разочарование! В общем, дома делать было особо нечего, поэтому мы день-деньской торчали на улице.

— Что у вас осталось на память со времен детства?

— В родительском доме огромное количество фотографий. У меня дядя очень увлекался, В те времена фотолюбительство приравнивалось к подвигу, потому что надо было сначала обработать пленку, а потом засесть с красной лампой на всю ночь в темной комнатке, чтобы напечатать десяток комплектов снимков для всех родственников… Целая жизнь огромной семьи в черно белом цвете.

"Уральские пельмени" популярны уже не одно десятиление! Фото: официальная страница Facebook

«Уральские пельмени» популярны уже не одно десятиление! Фото: официальная страница Facebook

— Если бы Вы сейчас всего на один день оказались в детстве, чем бы вы занялись?

— А сколько бы мне было лет?

— Допустим, лет семь…

— Я бы постарался все запомнить. Я бы постарался записать все на свою внутреннюю пленку, чтобы не расплескать своих впечатлений. Поговорил бы со всеми людьми, которые тогда были рядом: с друзьями, соседями. Запомнил всех собак, живших по соседству… К сожалению, новые впечатления постепенно вытесняют старые, а мне бы так хотелось, чтобы они остались со мной! Этот тот рюкзачок, который необходим каждому. Вот если бы можно было организовать склад воспоминаний и периодически наведываться туда за нужной эмоцией, как было бы здорово!

— Кстати, ваше самое первое детское воспоминание?

— Мы жили в коммунальной квартире, у нас была комната квадратов восемь на четверых. Жили дружно, прекрасно общались с соседями. Я не знал, что такое закрытые двери. Я свободно заходил в комнаты соседей, мне везде были искренне рады. Я хорошо помню наш двор, где собирались все дети. Старшие отвечали и командовали, младшие слушались и тянулись вверх Двор был моим миром.

— В какой день детства вам хотелось бы вернуться?

— Наверное, в день, когда я нашел пятнадцать огромных белых грибов на трех квадратных метрах. Я чуть с ума от счастья не сошел! И еще когда мы, куча уралмашевских подростков ходили в Новый год на Горку и мацали девчонок. И я впервые прикоснулся к голой девичьей груди! А-а-а!!! (Смеется)

— Где вы умудрились найти голую девичью грудь зимой, в мороз?

— Где-то там, в недрах ста одежек, совершенно случайно! И это был такой кайф!

 

Смотрите шоу «Уральские пельмени» на канале СТС по выходным

Комментарии (всего 2)
  1. Артур

    А я дал Диме 100 долларов, случайно встретив на улице. Сегодня дал бы тысячу.Если встречу у себя в Индианаполисе — сдержу слово.

  2. Петр

    Люблю этого беззубика

или войти с помощью: