интервью

Тина Канделаки: «Дети видят меня только сильной и волевой»

Тина Канделаки: «Дети видят меня только сильной и волевой»

Тина Канделаки, генеральный продюсер канала «Матч ТВ», пришла в гости к журналу «Телепрограмма». У нее миллион дел, встречи и обсуждения, общение в соцсетях, спорт — в зале и на работе, а также двое детей, вступивших в подростковый возраст. В принципе 24 часов на все это хватать не должно. Но, может, у Тины получается?

Тина Канделаки

Фото: Личный архив

«У нас принято баловать детей»

— Тина, честно признайтесь, бунтуют ваши подростки?

— У меня взрослые дети. Мелании 16, Леонтию 15. Мы в самом расцвете подросткового возраста. Слово «бунт» слишком яркое для моих детей. Бунт возможен, когда недовольство копится, копится, копится. И в один прекрасный день выливается. Мне кажется, я все-таки сумела справиться как родитель с задачей. И на протяжении тех лет, которые предшествовали подростковому возрасту, не сформировала у своих детей это недовольство. Есть противоречия, это нормально. Есть вещи, на которые мы смотрим по-разному, с которыми они не соглашаются. Мне бы внутренне хотелось, чтобы они согласились, но как мама я понимаю, что сама была такой. У нас конструктивный диалог. Мы слышим друг друга. Иногда бывает, так как они юны и достаточно категорично смотрят на ситуацию, чаще всего все-таки руководствуются конфигурацией да или нет, будет или не будет, сейчас или никогда, придет или не придет. Я пережидаю. А потом мы возвращаемся к разговору и понимаем, что все-таки жизнь не черно-белая. И в ней присутствует масса других оттенков.

— Вы баловали их?

— Конечно. Я кавказская мама. Дети мои выросли в кавказской семье. У нас принято баловать детей. Так как мы живем вместе с моей мамой, кавказская бабушка — это очевидный стереотип для всех людей, здесь даже сомнений быть не может. Я сторонник того, чтобы к детям относиться с определенной долей повышенной любви. Балуйте, балуйте и еще раз балуйте детей.

— Перелюбить невозможно?

— Сложно представить, какие трудности могут ждать их в жизни. Нельзя сказать, что можно дать кредит на любовь. Но какой-то запас любви, которого потом в жизни всем людям не хватает, можно и нужно дать в детстве. Этот задел. Когда ребенок понимает, что он целая вселенная, что его любят бесконечно такой любовью, которой потом уже в течение жизни вряд ли кто-то когда-то полюбит. Я прошла все этапы любви, я была и остаюсь любимой дочерью, я была любимой девушкой, была и есть, надеюсь, любимая жена, я любимая мама, любимый друг… И я бы сказала, что ничто не сравнится с материнской любовью. Давайте детей в хорошем смысле слова кредитовать — давайте любить на всю их долгую и счастливую, безоблачную жизнь.

Тина Канделаки

Мы не знаем, о чем просила Деда Мороза юная Тина. Но, похоже, многие ее желания исполняются. Фото: Личный архив

— Вы жесткая мама?

— Так как я очень жесткая по отношению к себе, наверное, эта интонация у меня присутствует. Дети это чувствуют. Но понятно, что как мать я стараюсь свою требовательность держать в определенных рамках. У меня такая работа, что я очень много контактирую с людьми, к окружающим людям я крайне требовательна. Я всегда людям говорю, что я не делаю скидки себе, поэтому давайте я не буду делать скидку вам. Часто приходится сталкиваться с ситуациями, когда у людей есть очень много проблем, но я выбрала профессию, в которой выживают только сильнейшие и одержимые. Телевидение — это сфера, где очень сложно людей заставить работать за деньги. Здесь люди по-прежнему работают за идею. Но все равно время от времени приходят люди, которые думают, что будут работать за деньги. Иногда мне говорят: вот у меня проблемы, мне надо домой, к детям, к семье, я себя плохо чувствую. В любой другой ситуации, если это не касается работы, я готова услышать проблемы других людей. Всегда для меня было одно правило: мои проблемы — это мои проблемы, я переступаю порог работы — свои проблемы я забываю за дверью. Я очень требовательна и как руководитель, и как человек.

Но как мама я хорошо понимаю, что это неправильно — дома вот так разговаривать с детьми, с близкими. Хотя они меня иногда укоряют и говорят, что эта интонация требовательности у меня прорывается. Но я пытаюсь, я работаю над собой, чтобы эту требовательность все-таки упаковывать в объяснения.

«Мои дети очень скромные»

— Они уже определились, куда пойдут?

— Да. Но рассказывать детали не буду. Мелания в этом году будет поступать в вуз. Но конкретные вещи я стараюсь не выносить на общественное обсуждение. Не все сразу понимают, что это мои дети. И у каждого человека должно быть пространство оставаться собой. Когда у тебя известные родители, ты в этом пространстве очень ограничен, потому что все равно тебя вначале воспринимают как ребенка известного родителя. Для моих детей очень важно, чтобы их оценивали, с ними завязывали отношения, дружили и общались, потому что они интересные люди, а не потому, что у них мама Тина.

Тина Канделаки с дочерью Меланией

Юная Мелания уже выходит в свет на радость маме и светским репортерам. Фото: Евгения ГУСЕВА

— А сколько у вас остается времени для общения с семьей?

— Вечером, не очень много. Мы весь день на связи. Но у меня дети еще в том возрасте, когда они очень заняты, как и я. Леонтий уходит в школу раньше. Он в 5 утра встает. И уже в 6 выходит из квартиры. И Мелания загружена. Она мне вчера пишет: «Я наконец-то понимаю тебя». Они перегружены и дополнительными занятиями, и спортом, и другими своими хобби и увлечениями, которые они стараются переводить в более профессиональную плоскость.

Даже если я буду сегодня сидеть дома с утра до вечера, это не значит, что я с ними буду больше общаться. Они уже выросли. Они очень много времени занимаются построением своей будущей жизни.

Всю жизнь хотела, чтобы сын профессионально занимался спортом

— Вы не боитесь, что большое количество возможностей, обеспеченность родителей сыграют злую шутку?

— Разочарую: по ним не очень видно. Они достаточно скромные. У Леонтия в школе определенная форма — военная. Если вы говорите о достатке, который можно определить по внешним признакам, внешне мои дети не бросаются в глаза. Леонтий вообще очень спокойно относится к одежде. Я в этом смысле счастливый человек. Это заслуга отчасти и бабушек — вырастить их людьми, которые знают цену деньгам. Они видят, сколько я работаю. Они выросли в семье, где мама всегда с большим трудом зарабатывала деньги. Они это знали с самого раннего детства. И прекрасно понимали, что каждая новая игрушка, каждая новая вещь — это еще один час моей работы. Они к этому очень трепетно относятся. Я даже не могу вам сказать, что у меня дети когда-то за все это время что-то потребовали, попросили дорогое и я задумывалась о том, зачем я их так избаловала. Нет.

— Тем не менее дети понимают, что у них в принципе все есть.

— Ну это же все вопрос коммуникаций в семье. Если дети видят праздную ситуацию, где папы не видно дома, мама все время дома, при этом 24 часа ходит по магазинам, у нее дома штат слуг, она весь день занята собой, то понятно, что, наверное, видя перед собой такую ролевую модель, они будут к деньгам относиться более щепетильно. Есть папа, который зарабатывает очень много денег, есть мама, которая эти деньги тратит. Такая модель тоже существует, я ее не осуждаю. Быть феей — это тоже и умение, и большой талант. Вот этого навыка у меня никогда не было. Мои дети видели принципиально другую модель жизни. Я в разводе достаточно давно, они были маленькими, когда я развелась, поэтому перед собой они видели одну и ту же картину каждый день — очень много работающая мама. Плюс в силу моего характера они меня никогда не видели расхлябанной, разбросанной. Такого они никогда в своей жизни просто не видели. Они всегда меня видели собранной, сильной и волевой. Человеком, работающим и обеспечивающим весь комфорт, всю жизнь, которая у них есть. Все, что я делаю, я делаю для своей семьи. Эту фразу вы можете услышать во многих сериалах. Эту фразу обычно говорит мужчина. В случае моих детей эту фразу им сказала мама.

«Я умею упаковывать спорт»

Тина Канделаки на марафоне

Занятия спортом — обязательная часть жизни руководителя спортивного канала. Фото: Константин ЧАЛАБОВ/РИА Новости

— Год назад вы стали генеральным продюсером «Матч ТВ», и спортивное сообщество обрушило на вас шквал комментариев…

— На меня иногда перекладывают недовольство, в той или иной степени связанное с профессиональным спортом в целом. Я нормально к этому отношусь. Потому что это часть профессии.

— На вашем канале сейчас идет реалити-шоу «Бой в большом городе», где соревнуются непрофессиональные спортсмены. Готовы, что и тут вам достанется — травмоопасная забава для любителей?

— Вы правда думаете, что бокс самый травматичный вид спорта? Расскажу такую историю. Я всю жизнь хотела, чтобы мой сын занимался профессионально спортом. Я очень хорошо помню, как я позвонила Жене Гинеру и попросила, чтобы он мне помог со школой. Он помог с замечательной школой ЦСКА. За ручку привожу сына в эту школу, говорю: сынок, все, мы будем футболистами. Я всю жизнь мечтала: будет сын — обязательно его приведу в футбол. Привела. Леонтий быстро мне объяснил, что футболом он заниматься не будет. Мы как пришли, так и ушли. Но желание, чтобы мой сын занимался спортом, меня не покидало.

Так как я сама много занимаюсь спортом, он на меня смотрел, смотрел, а потом вдруг сам по себе выбрал бокс. Он им занимается непрофессионально. Он просто тренируется в свое удовольствие. И мы как-то были у врача. И первое, что она мне сказала: вы хотите, чтобы он занимался боксом профессионально? Я отвечаю: он не хочет, но мне было бы приятно. Она мне сказала: я не понимаю матерей, которые хотят, чтобы их дети занимались боксом. Вы не понимаете, что там бьют в голову? В принципе этот монолог должна услышать каждая мать, которая приводит ребенка в спорт.

В хоккее бьют клюшкой. А в футболе бьют по ногам. Спорт вообще очень травматичен. И в спорт приходят детьми. И на здоровье детей это сказывается. Но все равно люди хотят соревноваться. И реализовать себя. Преодолевать.

Тина Канделаки в спортзале

Фото: instagram.com

— Уже понятно, что получит победитель этого реалити?

— Конечно! Мы делаем этот проект вместе с продюсером Андреем Рябинским и «Миром Бокса». Андрей знает, что нужно боксеру, — контракт и возможность тренироваться. Поэтому победитель получит контракт с его промоутерской компанией и квартиру в Подмосковье. А определится победитель в поединке, который пройдет перед боем Дениса Лебедева 3 декабря в Москве. И это тоже здорово. То есть это верный путь в профессионалы.

— Тем не менее у меня есть сомнения, что великие спортсмены запросто ходят по улицам.

— Так все с чего-то начинали! Даже Мейвезер. А Ковалев? Это же парень с улицы. Все великие биографии откуда-то начинаются.

Рой Джонс и другие звезды спорта часто приходят в гости к Тине.

Рой Джонс и другие звезды спорта часто приходят в гости к Тине. Фото: Сергей ВИНОГРАДОВ/ТАСС

— Тина, за этот год, что вы руководите спортивным каналом, у вас появился любимый вид спорта?

— Футбол и бокс — ничего не изменилось со времен моего детства. Я любила всегда эти виды спорта, я любила их потому, что их любил папа, который, к сожалению, ушел из жизни. Я привыкла, что, когда я дома, семья в сборе, из телевизора на полную катушку должна идти футбольная трансляция. Окна открыты, двери открыты, как это происходит в любой грузинской семье, в любом грузинском дворике. Изо всех окон звучит мощный голос Котэ Махарадзе. Я люблю футбол, я с удовольствием смотрю футбол. И бокс.

— Но есть же темы, которые вам ближе, чем спорт?

— Я профессиональный продюсер — я профессионально могу упаковывать спорт. Продюсер, который делает программу «Голос», он с таким же успехом может делать и политическое ток-шоу. Потому что это процесс продюсирования и упаковывания контента. Самому петь необязательно. И еще про спорт за этот год мы смогли рассказать другими словами. Не «голы, очки, секунды», а человеческим языком. Об эмоциях, о мотивах, о прошлом спортсменов, об их настоящем и будущем. О том, почему этот атлет, этот человек в какой-то момент сказал себе: я не буду довольствоваться тем, что у меня есть, я хочу стать кем-то больше.

Комментарии
или войти с помощью: