интервью

Марина Ким: «Вторую дочь я родила вопреки всему»

Марина Ким: «Вторую дочь я родила вопреки всему»

В эксклюзивном интервью журналу «Телепрограмма» ведущая Первого канала честно рассказала о том, почему первые месяцы жизни второго ребенка стали для нее настоящим испытанием.

Марина Ким

В начале октября Марина Ким вернулась в эфир «Доброго утра», хотя с момента ее вторых родов прошло всего три месяца. 2 июля ведущая снова стала мамой, рожала она в одной из клиник Майами. Пол ребенка и его имя до этого момента оставались в тайне. Многие писали, что Марина родила сына. Впервые все точки над «i» Марина расставляет в этом интервью.

— О своей беременности я узнала во время участия в шоу «Без страховки».

Я очень упорно тренировалась. Несколько месяцев буквально спала и ела в машине, чтобы все успеть. Бесконечно прыгала на батуте, делала там сальто, все это было с дикой компрессией. Я была настолько погружена в работу, что даже не заметила задержку цикла. Опомнилась только через три месяца, подумала: «Надо пойти к врачу». Выяснилось, что я беременна. При этом у меня зашкаливал гормон ХГЧ. А это один из вероятных признаков того, что ребенок может быть нездоров. Я жутко испугалась, но врач объяснила, что такое бывает на таком сроке — три месяца. «Вы что, — спросила врач, — прыгая на батуте, реально не знали, что беременны?». Пол ребенка я не знала практически до родов. На УЗИ сначала говорили, что девочка, потом сказали, что мальчик, потом опять была девочка… Я была готова к любому варианту. Но родилась дочка!

— Почему вы решили рожать в Майами?

— Бриана тоже появилась на свет в Америке. Мне тогда очень все понравилось, поэтому, решая вопрос со вторыми родами, я решила снова лететь в Штаты.

— Не побоялись полета на большом сроке беременности? Бытует мнение, что это опасно.

— Я не верю во всю эту чепуху. Мой врач считает, что два бокала вина и 12-часовой перелет безопасны.

— Имя заранее не придумывали?

— Вообще не было никаких вариантов и заготовок. Во время родов меня пытали врачи и медсестры: «А как нам с ней поздороваться, когда мы ее достанем?» Я говорю: «Не знаю!». Они смеялись: «Ну ладно. Назовем тогда ее Клава». Американские врачи почему-то знали только это русское имя. А потом я решила — пусть будет Дарина. Ведь эта девочка — настоящий дар. Слава богу, что мне удалось его сохранить. Счастье, что со здоровьем у дочки все в порядке. Я очень по этому поводу переживала! У меня ведь были очень интенсивные тренировки, я ела всевозможные спортивные добавки — начинала и заканчивала день с ними. И несмотря на все это Бог послал мне этот подарок.

— Красивое у вас теперь сочетание, две дочки — Бриана и Дарина.

— Да. Я, правда, теперь все время путаю, как кого зовут. У моей мамы тоже двое детей: я и брат Антон. И она всю жизнь меня называла Антоном, а его — Мариной. Я так на нее обижалась! А сейчас понимаю, что когда у тебя двое детей — это нормально.

Марина Ким

Телеведущая признается, что иногда в спешке путает имена своих детей.

— Марина, вы так быстро вернулись в эфир

— Мой руководитель тоже волнуется на сей счет. Но я не кормлю грудью. Практически с первого месяца своей жизни ребенок живет на смеси, поэтому я могу оставить его с няней или бабушкой. Два года назад, когда родилась Бриана, я тоже через три месяца вышла на работу. Только тогда на дворе был сентябрь, а сейчас октябрь. Ощущение полнейшего дежавю. Старшая дочь была на грудном вскармливании. Я очень нервничала, все время оставляла молоко. Потом начался «Ледниковый период», ежедневные тренировки. И это был, конечно, кошмар! Я отправляла молоко с водителем, он застревал в пробке, в это время ребенок дома орал от голода… Все были на взводе. Через месяц я перевела Бриану на смесь, и тогда мы выдохнули. Всем работающим мамам, которые кормят детей грудным молоком, надо поставить памятник! Это ужасно тяжело! Я, например, поняла, что не могу, не справляюсь. Либо грудное вскармливание, либо работа. Думала, у меня будет сытый и спокойный ребенок, я перестану нервничать — а это самое главное. Но, к сожалению, мои ожидания не оправдались! Дарина вела себя ровно так же, как ее сестра. На втором месяце жизни мои дети становятся как бешеные. Их что-то беспокоит — то ли живот, то ли еще что-то. Мы не спали ни днем ни ночью. Я уже думала открыть форточку и выброситься.

— Как часто вам приходится отлучаться на всю ночь?

— Графики могут меняться. Но в целом ночной эфир (когда ты приходишь на работу в пять вечера, а уходишь в 9 утра следующего дня) бывает 1 — 2 раза в неделю. Плюс раз в месяц есть одна неделя, которую ты работаешь пять дней с 7 до 9 утра в передвижной студии. У меня есть няни, они меняются. И бабушка.

— Вы рассказывали, что очень долго искали няню для Брианы.

— С этим действительно у нас тяжелая история. Кастинг идет до сих пор. Я постоянно отсматриваю новых нянь, и это очень трудный процесс. Надо, чтобы человек подошел не только ребенку, но и мне. Сейчас та няня, которая вырастила Бриану, перешла к малышке, потому что она лучше справляется с грудничками. А для старшей, получается, нужна другая няня. У нас ужасно активный ребенок, бабушке с ней не справиться. Подбор второй няни пока в процессе.

Бриана болела семь дней. Это был настоящий ужас! Я тяжело переживаю детские болезни

— Почему поиск затянулся?

— Мне кажется, это самый сложный отбор, который я осуществляла в своей жизни. Я разговаривала со знакомыми, которые управляют большими корпорациями. У них в подчинении сотни и тысячи людей, но дома с нянями та же история. Няня живет с нами в доме 24 часа в сутки. Фактически она становится членом семьи. Это как выйти замуж или взять приемного ребенка. Я вообще с трудом переживаю, когда в доме появляются какие-то новые люди. Мне это тяжело. Плюс еще трудность в том, что Дарина — непростая девочка. Первые месяцы она все время плакала, не спала. Ей мешали либо колики, либо внутричерепное давление. Я не знаю. Мы даже не стали выяснять причину, потому что на примере Брианы я понимала: все это пройдет. Сейчас у Дарины есть особенность: мы кормим ребенка только во сне. Ее нужно укачать, уложить, чтобы она заснула, и только тогда она может поесть. Если кормить ее в состоянии бодрствования, она волнуется, переживает, хватает воздух. И не может толком поесть. Вот такая особенность. Пока мы сами это поняли, прошло три месяца. К этому просто надо было пристроиться. Но не все няни готовы к такому повороту. Кто-то приходит, пугается. В общем, для меня подбор нянь — это соковыжималка. Очень тяжелый, болезненный процесс.

— Про садик для Брианы не думали?

— Она немного ходила туда в Америке, в Майами. Там у них, правда, не сады, а школы для детей. Все шло прекрасно, она была абсолютно счастлива. Но, когда я родила, буквально через две недели Бриана слегла с каким-то жестоким кишечным вирусом, который подхватила в саду. У нее была температура под 42 градуса. Мы вызвали «Скорую», помчались в больницу. Бриана болела семь дней, ничего не ела и не пила. Я очень тогда испугалась и за нее, и за младшую — боялась, что она тоже подхватит эту инфекцию. Это был настоящий ужас! Я решила, что первые полгода жизни Дарины не буду Бриану никуда водить, чтобы обезопасить малышку. Потому что все эти садики, даже самые лучшие, все равно бациллосборник. Я очень тяжело переживаю детские болезни, не могу себя избавить от этой тревоги.

Марина Ким рожала в америке

Рожать второго ребенка, как и первого, Марина решила в Америке

«У нас дома будет война»

— Как Бриана приняла сестренку? С ревностью уже столкнулись?

— Она сильно ревнует! Ложится на пеленальный столик, ноги свисают при этом, и говорит: «Мама, запеленай меня. Мама, поменяй памперс». Берет соски сестры, сосет. «Мама, возьми меня тоже на ручки. Мама, дай молочко». Залезает в ее кроватку. Катается на ее качалке. Всячески пытается показать, что она тоже может быть маленькой, поэтому вторая девочка не нужна. Говорит мне: «Оставь ее. Положи. Отдай няне».

— Вы были к этому готовы?

— Да, конечно. Первое время после родов, пока я была в Америке, старалась как можно больше времени проводить с Брианой. Ошибка, когда мамы, родив младенца, тут же переключаются на него. Если нет возможности, нет няни, то, понятно, выбора не остается. Сейчас старшая дочь меня полностью оккупировала. Маленькая пока просто лежит, присоединяется к нам лишь в моменты бодрствования. Но когда она начнет бегать, ползать, что-то говорить, думаю, начнется война. Бриана еще по натуре командирша. Всем говорит, что делать. Она и маленькую будет строить.

— Бриана на вас совсем не похожа, она голубоглазая блондинка. А Дарина чью внешность взяла? Судя по первым фото из роддома, волосы у нее ваши — темные.

— Бриана сначала тоже была черная. Затем стала светлеть и дошла до абсолютной блондинки. Меня все спрашивают: «А почему на тебя ребенок не похож?». На это у меня уже заготовлена шутка: «Да мы ее красим в блондинку!». Дарина тоже теперь светлеет. И глаза точно такие, как у сестры, — серо-голубые. Выходит, она тоже не в мою масть. По крайней мере пока.

— Ваши девочки, получается, больше пошли в папу?

— Честно говоря, они вообще ни на кого не похожи. Бриана скорее напоминает мою русскую бабушку. А про Дарину пока ничего не понятно.

— Насколько папа девочек участвует в их жизни?

— Как все мужчины. Предпочитает делать это на дистанции. Знаете, есть разряд мужей, которые очень много помогают. Сейчас даже мода такая есть: мама на работе, а молодой папа в парке нарезает круги с коляской. В моей жизни такого не происходило. Любовь, внимание — все это есть. Но чтобы папа девочек стал аналогом няни — такого не получается.

— Вы бы этого хотели?

— Я спокойно к этому отношусь. Каждому свое.

«Растерянность и беспомощность»

Марина Ким

Пол ребенка Марина не знала до самых родов. Сначала медики говорили, что будет девочка, потом — что мальчик…

— Вы говорили, что вам было сложно переключиться на материнство. А теперь у вас все эти хлопоты в двойном размере. Как вы с этим справляетесь психологически?

— Ой, еще хуже. Вторые роды оказались большим ударом. Я даже не ожидала. Мне казалось, что я такая подготовленная, меня уже ничем не прошибешь. А на деле первый месяц после родов я пребывала в абсолютно шоковом состоянии. Конечно, все это связано с тем, что ты не спишь, решаешь вопрос с грудью, налаживаешь кормление. Потом, наоборот, пытаешься сократить. Ребенок то грудь не берет, то соску. Всем, кто переживал, это знакомо. И соответственно мозг занят только этим. Я испытала огромный стресс. Ощущения можно сравнить только с какой-то природной катастрофой — цунами или землетрясением. Это целая перестройка — не только физиологическая, но и на уровне души, подсознания. Мне кажется, что я только сейчас отошла от этого состояния.

— Это было похоже на послеродовую депрессию?

— Нет, депрессии не было. Но внутри такое ощущение, что мир рухнул. Я помню, как переживала это с Брианой. Думала, что во второй раз станет проще. Но и здесь мир снова рухнул. И это, несмотря на то что у меня были и няни, и помощь, — все равно. Я испытала растерянность и беспомощность. Я понимала, что просто не справляюсь с двумя детьми.

Трансформация происходит болезненно. Хочется себя пожалеть, остаться дома, ничего не делать

— На работу вы идете с радостью?

— Конечно! Хочется уже переключить голову. Говорить и думать не только о детях, но и о чем-то другом. Сейчас я составляю для себя программу — буду активно худеть, заниматься спортом, сяду на диету, попробую новые косметические процедуры. У меня есть цель — через три месяца хочу оказаться в том виде, в каком была до родов. Обо всем этом я буду рассказывать в своем видеоблоге — делиться опытом с другими мамами.

— Теперь, наверное, вам кажется, что ничего уже в жизни не страшно?

— Не совсем, появилось ощущение какого-то иммунитета, большей стабильности, личностного богатства. Словно ты внутри себя вышел на новый уровень. Любая трансформация происходит, конечно, очень болезненно. Хочется себя пожалеть, остаться дома, ничего не делать. Уже ни один, ни второй ребенок не радуют. Ты думаешь: «Заберите. А я хочу куда-нибудь уехать». Все это было. Но сейчас, к счастью, это проходит.

Фото: Михаил Фролов


Личное дело

Марина Ким родилась 11 августа 1983 года в Ленинграде. Окончила факультет международных отношений МГИМО, а также курсы телеведущих в Институте повышения квалификации работников радио и ТВ. В 2004 году стала вести программу «Рынки» на РБК-ТВ. В 2007-м перешла на канал «Россия», где вела «Вести», в том числе вечерние выпуски в паре с Эрнестом Мацкявичюсом. В 2012-м участвовала в «Танцах со звездами» (с Александром Литвиненко), заняла 2-е место. В 2014 году перешла на Первый канал, где ведет программу «Доброе утро». Была участницей шоу «Ледниковый период» и «Без страховки». Мама двух дочек — Брианы (2 года) и Дарины (3 месяца). Про отца Марина говорит: «Я человек публичный, но эту часть жизни я хочу оставить себе».

Комментарии (всего 6)
  1. Gala

    Не девки, а девочки! Почему такие злые коментарии? Есть у нее возможность рожать в США, пусть рожает. Успешная, молодая, красивая мамочка.

  2. Анна

    Что то есть большое сомнение что ей кто то посочувствует

    1. Гость

      Это точно

  3. Гость

    я так понимаю, девки теперь гражданки США?

    1. мария

      А как же!Все исключительно патриотично ездят рожать в США,мало ли что….

  4. М1947

    Умница ,красавица -счастья тебе и твоим деткам.

или войти с помощью: 

Показать ещё (3)
Комментировать