интервью

Актеры сериала «Свидетели» Николай Сердцев и Лора Резникова: «Встречаемся на уроках аргентинского танго»

Актеры сериала «Свидетели» Николай Сердцев и Лора Резникова: «Встречаемся на уроках аргентинского танго»

Журнал «Телепрограмма» первым побывал на съемках нового детектива НТВ и выяснил интересные подробности про исполнителей главных ролей.

Актеры сериала «Свидетели» Николай Сердцев и Лора Резникова
Фото: Михаил ФРОЛОВ

Сериалов про сыщиков — кромешная тьма. Но этот стоит особняком. В проекте «Свидетели» зрители увидят не лобовую фабулу «преступление-поиски-разоблачение», а тонкую работу закулисья сотрудников спецслужб. Скрытые от наших глаз манипуляции, которые и приводят к поимке злодеев. Действие разворачивается внутри загадочного Следственно-аналитического управления РФ. Структура объединяет в себе функции розыска, криминалистической экспертизы и следствия. Грубо говоря, это полиция будущего. Работают в ней зубры сыска, которые с помощью сверхсовременной техники умеют вычислять преступника по виртуальным и невещественным следам — запахам, почве и даже ходу мысли. Начальника управления, сурового полковника Громова, сыграл Николай Сердцев. Психолога отдела Маргариту Корецкую — Лора Резникова.

Николай Сердцев: «Дочь читает лекции о музыке, а сын готовится к волейбольному финалу»

-Сыграть полицейского, притом начальника следственно-аналитического отдела, — хороший вызов, — считает актер. — Умный, волевой и цельный человек — прекрасная задача для каждого артиста. Вот поэтому я в «Свидетелях».

— Выявлять злодеев вашему герою и его коллегам помогают сканеры, тепловизоры, оборудование для изучения психофизического состояния подозреваемых… Не слишком сказочно ?

— Ничего подобного. Мне не приходилось бывать внутри засекреченных лабораторий специальных ведомств, но уверен в одном: если мы показываем будущее, то недалекое. Все технологии, которые используют наши сотрудники, основаны на существующих разработках спецслужб. Скайп, детекторы лжи и тепловизоры — вполне реальные сегодня вещи. Конечно, мы не все знаем об этих ведомствах и их методах.

— Ваш герой  полковник Громов  близок вам по характеру?

— Вполне вероятно. Это не просто кадровый офицер, это человек со своими скрытыми рефлексиями. Он не может показать подчиненным, что его задевает, и держит все внутри себя. В отделе работают три пары оперативников, Громов должен уметь управлять всеми и держать дела под контролем. Все эти перипетии усугубляются тем, что он попадает в сложнейшую жизненную ситуацию — врагу не пожелаешь! — и вынужден сделать тяжелый выбор. Зрителю будет на что посмотреть.

— Выбор приходилось делать и вам. После довольно успешной карьеры на телевидении вы ушли в актерскую профессию.

— Я очень долго работал продюсером на иностранные компании, в том числе  создавал документальное и игровое кино. В 2000 году я понял, что мне не хватает образования, тогда я поступил во ВГИК на экономический факультет — учиться на продюсера. А там уже «принюхался», посмотрел и увлекся профессией актера. Во время учебы мы выезжали на съемочные площадки, изучали, как работают артисты и режиссеры, потом нам читали курс сценарного мастерства. Словом, это меня затянуло. В 2008 году я окончил драматическую школу Германа Сидакова — ученика Петра Фоменко. Классическая актерская школа, система Станиславского, паузы, оценки образа, погружение и так далее. Так и начал играть. Многого я, конечно, до сих пор не знаю. Но продолжаю учиться.

— Продюсирование, как и журналистика, — профессия циников. Актер — существо трепетное. Ваш профессиональный багаж не тянет назад — от глубоких рефлексий в сторону холодного анализа, поиска объективности?

— Противоречия в этом нет. Для актера любой бэкграунд важен. Пробежимся по биографиям известнейших актеров — где они только не работали! Ничего не будет лишним. Мои командировки в горячие точки, мои переживания по поводу них — все идет в копилку. Рефлексируется и преломляется. В конце концов мой герой Громов в «Свидетелях» тоже с огромным багажом за плечами: в его жизни были и горячие точки, и гибель близких людей. Все это помогает. В 2003 году я потерял друга в Багдаде во время командировки. Тарас Процюк был оператором агентства Рейтер. Переживания и страдания только помогают актеру, как бы жутко это ни звучало.

— Были еще подобные потрясения за период работы в журналистике? Вы же и в Ираке снимали фильм, и в Афганистане, и про гибель подлодки «Курск».

— Были, безусловно. Для ТВС мы снимали фильм про бактрийское золото (золотые предметы, найденные в 1978 году в Афганистане при раскопках кушанских царских захоронений I века до н. э. — Ред.). Этот клад сопоставим с золотом Трои и другими величайшими археологическими раскопками. После того, как талибы вошли в Кабул, следы этой находки потерялись где-то около Национального банка. Мы говорили с его директором, тот разводил руками, подробно отвечал, но мы так ничего и не нашли. А через некоторое время золото обнаружилось  на потолке банка, его закрепили там сотрудники, чтобы никто не нашел и не выкрал. Фантастика! С «Курском» связано тоже много откровений: мы с ZDF первыми заявили, что причина этой ужасной трагедии — разорвавшаяся в одном из отсеков торпеда. Эта информация потом вошла и в официальную версию (по версии Генпрокуратуры и правительственной комиссии по расследованию причин гибели «Курска», торпеда была бракованная. — Ред.).

— Не верится, что в вашей карьере все шло гладко. Наверняка были и периоды простоя?

— Один раз около года не было больших проектов. И я даже стал звонить в знакомые телекомпании с вопросом о сотрудничестве. Бывает и такое… А что делать? Во всем надо искать плюсы. В то время я наконец осуществил ряд творческих задумок, побыл с семьей, успел прочитать огромное количество литературы, встретился с друзьями. Да, в финансовом отношении пришлось поужаться, но мы не бедствовали — некая «подушка безопасности» была.

— Как семья реагирует на ваше отсутствие, на киноэкспедиции?

— Они поддерживают меня во всем. Стараемся продуктивно проводить время вместе. Вот половину лета провели на даче, пока я снимался в «Свидетелях», так что сына не видел полтора месяца. Сейчас встретимся, и он расскажет мне, как они собирали грибы, участвовали в квесте… Перед сном созваниваемся, желаю ему спокойной ночи. Федору сейчас 13 лет, так что он особенно испытывает нехватку отцовского внимания. Зато в выходные не расстаемся.

— Братьев у Федора нет?

— Нет, зато есть сестра Аня, ей уже 20. Она учится в музыкальной консерватории им. Гнесиных на теоретика музыки. Я подбиваю Аню на создание курса — для тех, кто любит музыку или хотел бы играть, в доступной форме узнавать больше об инструментах. Обкатаем лекции на друзьях, а потом запустим. Это же дико интересно: как Гендель трансформировался в Deep Purple (рок-группа играла кавер-версии произведений композитора, а бас-гитарист Джон Лорд называл его фамилию любимой наряду с Моцартом и Бахом. — Ред.). Если сопоставить аккорды и гармонические ряды, то наверняка можно найти сходства. Это же эволюция. Хочется знать больше о Рахманинове, Скрябине. И вообще почему Моцарта считали попсой? Дочь немного обескуражена моим предложением, но начала готовиться. Пока читает лекции мне.

— Сын увлекается спортом?

— Волейболом. Ему нравится, но интерес двигается волнообразно. Федор зависим от похвалы: если тренер отметил за удачные действия, то загорается и сразу готовится ехать на ближайшую Олимпиаду. А если что пошло не так — «все, ухожу из спорта, ничего не получается, подача не идет». Но данные у него есть, он достаточно высокий. Кстати, сейчас его команда вышла в финал чемпионата России. Буду болеть!


Личное дело

Николай Сердцев родился 25 января 1970 года в Ленинграде. Окончил РГПУ им. Герцена (исторический факультет), затем  ВГИК им. Герасимова (экономический факультет). Работал ведущим на телеканалах «Столица», СТВ и ТВЦ. Был продюсером бюро немецкой телекомпании ZDF в Москве. Готовил докфильмы на резонансные темы. Работал корреспондентом в Афганистане и Ираке. С 2007 года по настоящее время снимается в кино. Женат, двое детей.

Лора Резникова: «Отрезанную голову я нашла у одного из друзей»

Лора Резникова
В новом сериале «Свидетели» Лора сыграет психолога Маргариту Корецкую. Фото: Михаил ФРОЛОВ

— Лора, скажите, чем вам не угодило имя Лариса? Или это дань уважения Лоре Палмер из «Твин Пикса»?

— Все проще. Я родилась в подмосковной Электростали, а детство провела в Донецкой области — там всех Ларис называют Лорами. Вот я и решила закрепить теплое детское воспоминание.

— Говорят, при подготовке к роли вы консультировались с засекреченными оперативниками?

— Это так. Я спрашивала, как выудить правду, как распознать неправду, как поступать, когда человек врет, как подтолкнуть его на признание. Не могу назвать фамилии и подразделения. Но у нас были подробные беседы, и эти люди поразили меня. Их было трое: две дамы и один мужчина. Он был похож на ожившего Порфирия Петровича из «Преступления и наказания». Удивительно, но в его глазах я увидела много любви. Он говорил, что невозможно довести человека до искренности без эмпатии. Нужно понять преступника, расположить к себе, и тогда в качестве катарсиса мы получим признание. Другая женщина выглядела лукаво и легкомысленно — эдакая лисичка, это вводило в заблуждение. Я придумала историю, которую решила от нее скрыть. Но она так очаровательно хихикала, что я растаяла и призналась во всем. Третья женщина была самая строгая и прямо довлела надо мной. Перед ней я вжималась в кресло… Все трое говорили об одном: если человек совершил преступление, то какая-то маленькая часть его души хочет рассказать об этом, раскаяться. И задача следователя — найти эту лазейку. Надеюсь, в сериале «Свидетели» мне удалось передать эту психологию.

— Консультанты использовали нетрадиционные техники: гипноз, НЛП?

— У них своя методика. «Порфирий Петрович» развеселил меня с самого начала фокусом: говорил быстро обо всем, я даже не до конца улавливала смысл, а потом вдруг выдавал информацию обо мне. К примеру: проехало пять машин, еще что-то случилось, а потом — бах! — спрашивает: «Номер мобильного на единицу заканчивается?» Я говорю: «Откуда вы узнали?» «По вашей реакции на числа», — отвечает… Они — искусные фокусники. И актеры. Потому что вживаются в судьбу собеседника. Умеют читать мысли по жестам и, конечно, гипнотизировать.

Если человек совершил преступление, то какая-то часть его души хочет раскаяться

— Какие сцены из «Свидетелей» потрясли вас так же сильно?

— Мой персонаж на протяжении всех серий работает как психолог. И в какой-то момент героиня попадает в сложную ситуацию. Есть надежда только на шефа — сильный, красивый и умный мужчина должен спасти ее. Не стану раскрывать интригу, но в одной из сцен моя героиня, отчаявшись, идет под дождем с пистолетом и плачет. Я садилась в лужу, меня поливали из машины. Впечатления были настолько яркими, что я запомнила, как именно пахли руки, соприкоснувшиеся с металлом оружия.

— Вас с Николаем Сердцевым роднит не только площадка, но и карьерная кривая. Вы тоже перешли из журналистов в актеры.

— Это странная история. Начнем с того, что я исповедую эзотерическое мировоззрение. И на одном из прямых эфиров, которые вела, мне стало плохо. Потом еще раз. Побегала по врачам — все идеально. К психологу — тоже все хорошо. Что делать? Отправилась по гадалкам. И мне сказали: «Ты выбрала не ту судьбу. И правда это ненастоящая. И тебе не подходит». В то время я увлекалась аргентинским танго. Причем настолько, что написала об этом книгу. Пока я училась танцевать и не работала, мне стало лучше. Потом снова начала выходить на эфиры — опять плохело. Решила уходить и учиться сценарному мастерству. В работе над сценариями для сериала «След» меня заприметил режиссер Михаил Калмыков, который предложил там роль. Сыграла. И вдруг почувствовала, что это то, чем хочу заниматься. Как в тумане пришла к руководству канала, написала заявление на увольнение. До сих пор не могу смотреть новости.

— Следующая книга будет о том, как танго изменило жизнь одной актрисы?

— Кстати, о танго! В четырех пилотных сериях «Свидетелей» сюжет развивается горизонтально — от серии к серии. И наша с Николаем Сердцевым линия должна была быть еще ярче: наши герои по сюжету танцевали танго. Мы с Колей на самом деле пошли учиться. Однако линию с танцами потом вырезали, но мы продолжаем брать уроки: очень нравится.

— Что вас интересует в эзотерике?

— Женщина, которая «перенаправила» меня в кино, гадала на картах Таро. И они были необыкновенно красивыми. Меня легко купить эстетикой! Я начала искать самую продвинутую школу карт Таро — и мне подсказали. Это не бабушкины гадания, этими картами можно объяснить все законы Вселенной. Долго изучала, получила серебряный диплом таролога. Потом, общаясь с другой женщиной (она готовит детей для обучения в Британии, куда в итоге отправился и мой сын), узнала огромный пласт информации об эзотерике.

— Ваш сын учится в Великобритании?

— Виктор — моя гордость. Когда он был маленьким, я ходила к астрологу, которая до этого говорила мне, что я — тщеславная. И вот она смотрит по китайскому календарю, что ждет моего ребенка, и говорит: «Я вам говорила, что вы тщеславная? Забудьте. Вот кто тщеславный». Действительно, мальчик у меня амбициозный. Ему 17 лет. Так уж мы решили, что он поедет в Англию. Никакой тяги к актерской профессии у него нет, что меня устраивает. Зато Виктор интересуется физикой и медициной. Учится в одном из лучших колледжей Великобритании — Челтнем-колледже. По виду — настоящий замок школы Хогвартс из «Гарри Поттера». На собеседовании он сказал, что интересуется радиацией, чем, видимо, впечатлил педагогов (смеется). Сейчас он один из лучших студентов. Прекрасно говорит по-английски и даже подшучивает над родителями на этот счет. В глубине души мне хочется, чтобы он стал ученым.

— Недавно у себя в Фейсбуке вы разместили объявление: ищем искусственную голову человека. Для чего?

— Один из глянцевых журналов организовывал в Подмосковье вечеринку по мотивам романа «Мастер и Маргарита». Меня пригласили как актрису — сыграть Геллу. Кроме того, в сценарии был Бегемот. Поэтому решила, что неплохо было бы привезти отрезанную голову. Кинула клич. И голову принес хороший друг, бизнес-тренер, у которого она совершенно случайно завалялась дома. Его жена как раз просила от этой головы избавиться. Знаки судьбы!


Личное дело

Лора Резникова родилась 23 февраля 1976 года в Электростали. Занималась фигурным катанием, танцами. Окончила МНЭПУ по специальности «тележурналистика», потом  курсы сценаристов Александра Митты, затем  ГИТИС. В агентстве ИТАР — ТАСС работала в кремлевском пуле. В 2000-м начала карьеру на ТВ — на каналах «Домашний» и РБК. С 2008 года играет в сериалах. Пишет сценарии («След», «Обручальное кольцо»). Замужем, воспитывает сына.

«Свидетели»
Скоро, НТВ


Комментарии
или войти с помощью: