интервью

Джейн Биркин: «Сломав ребро, я поняла — с именными сумками пора прощаться!»

Джейн Биркин: «Сломав ребро, я поняла — с именными сумками пора прощаться!»

Знаменитая актриса и певица в эксклюзивном интервью журналу «Телепрограмма» рассказала о страстных песнях, откровенных съемках и страхе перед сценой.

Джейн Биркин

Нестареющая Джейн и ее легендарная сумочка. Фото: Mike DAINES/REX/FOTODOM.ru

В жилах этой странной англичанки, почти всю свою сознательную жизнь прожившей во Франции, течет королевская кровь: род Биркин восходит к английскому и шотландскому королю Чарльзу II Стюарту. При этом в ранней молодости она была воплощением свингующего Лондона, потом стала музой знаменитых европейских режиссеров и главной любовью великого певца Сержа Генcбура. Она не только снималась и пела, но и сама ставила кино, умудряясь при этом воспитывать трех ныне знаменитых дочерей. В 1984 году модный дом Hermès преподнес одной из самых стильных женщин ХХ века королевский подарок — назвал ее именем модель дамской сумки. Она, кстати, до сих пор остается самой популярной и дорогой у Hermès — минимум $7000 за сумку.

— Я сама придумала дизайн этой сумки! — утверждает актриса. — У Hermès была сумочка «Келли», названная в честь Грейс Келли, и в нее ничего не влезало. А я хотела сумку, которая была бы в четыре раза больше, чем «Келли», но меньше, чем чемодан. Вот они и сделали ее для меня. Глава Hermès месье Дюма спросил, могут ли они назвать эту сумку моим именем. Я была этим, конечно, очень горда! Сейчас я уже такие сумки не использую — слишком тяжелые. Недавно даже поскользнулась и сломала ребро, так что время этих сумок для меня прошло. Все свои экземпляры я продала с аукционов.

— Вы и в кино сейчас снимаетесь нечасто…

— Мне нужна уверенность в том, что я буду убедительна в роли. Приходилось отказываться от ролей, когда я знала, что мне не поверят. Например, из-за моего английского акцента. Вообще я сравнительно мало снималась в кино, ведь непросто быть иностранкой во Франции.

— Какими работами вы гордитесь?

— Думаю, мне удалось сняться в десятке хороших картин. В их числе фильмы «Он начинает сердиться» и «Не упускай из виду». Потом еще «Семь смертей по рецепту» с Жераром Депардье, «Папочкина ностальгия» с Дирком Богардом…

— Вы работали с мастерами, но тем не менее снимаетесь у дебютантов в коротком метре.

— Они шлют сценарии моему агенту, и если история способна меня заинтриговать, я соглашаюсь. Всех делов на неделю! Но один дебютант заставлял меня сниматься с 8 утра до 12 ночи. И снимал снизу! Я сказала ему: «Ты свою маму или бабушку так снимай!».

кадр из фильма «Он начинает сердиться»

Красавица Биркин всегда очень колоритно смотрелась в комедиях с Пьером Ришаром (кадр из фильма «Он начинает сердиться»).

— Насколько вы связаны сейчас со своим бурным прошлым?

— Песни, которые я пою, им как минимум 25 лет. Серж Генсбур начал писать их для меня в 1968 году. Я до сих пор пою то, что он создал для меня много-много лет назад. Я должна придумать, как исполнять их по-новому. Последний раз я с Мишелем Пикколи просто читала слова Сержа. И для многих стало откровением то, как много содержится в этих словах, когда их не заглушает музыка. Мы исполняли эти стихи в Монреале под сопровождение симфонического оркестра, и всем стало ясно, какие замечательные мелодии сочинял Серж. Это большое удовольствие — открывать в его песнях то, о чем слушатели даже не догадываются. Доктора не разрешали мне выступать два вечера подряд, но я притащила их на концерт, потому что не могла этого не сделать.

Серж никогда не стеснялся быть самим собой. Когда я оставила его после 12 лет совместной жизни, он сочинил самые больные и красивые песни о разрыве мужчины и женщины. Тогда я и поняла, что он давал мне петь только те песни, на которые именно я его вдохновила… Когда я только начинала их петь, я отрезала себе волосы и надела мальчишескую одежду. Серж был в шоке. А я просто хотела, чтобы публика уделяла внимание его музыке и словам, а не тому, как я выглядела.

Свои лучшие песни Серж Генсбур написал после того, как я его бросила

— Пересматриваете свои фильмы?

— Никогда! Со своих премьер всегда ухожу. Я вижу кусочки фильма, когда озвучиваю свои роли. Но там почти ничего не видно. Я не настолько смелая, чтобы смотреть то, что получилось. Однажды по ТВ показывали мой фильм «Женщина моей жизни», в котором я снималась с Жан-Луи Трентиньяном. Подумала: посмотрю, это одна из лучших моих работ. Я была очень разочарована. Не тем, как выглядела, а тем, как звучал мой голос. Визгливый, с акцентом! Невыносимо. Пришлось отключить звук.

— А выступления на концертной сцене вам легко даются?

— Я очень, очень их боюсь! До тошноты. Это, наверное, болезнь какая-то. Первые пять-шесть песен поешь без остановки, просто от страха. Иногда что-то получается, что-то нет, но сама я никогда не бываю довольна. До самого конца концерта — когда радуешься тому, что он окончен, да и публика вроде бы реагирует хорошо. Но потом начинаешь думать о том, что завтра опять проходить через эту муку… С человеком с таким характером, как у меня, трудно и скучно быть рядом. Мне физически страшно выходить на сцену. Для меня это неестественное состояние.

— Вы называете себя несмелой, в то время как ваша дочь Шарлотта Генсбур, делает очень смелые вещи в фильмах Ларса фон Триера.

— Актрисы вообще любят, когда их подталкивают. Им нравится доверять своему режиссеру. Если она уже три фильма с ним сделала, значит, есть что-то очень возбуждающее в том, как тебя толкают к чему-то очень серьезному. Так что я не шокирована тем, что она делает. Шарлотта — лучшая актриса своего поколения. Я знаю это. Уже в 9 лет ее хотели наградить главной кинонаградой Франции, «Сезаром», но она была для этого слишком мала.

Вторая моя дочь, Лу, поет и переживает сейчас второе рождение, получив недавно награду «Лучшая персона в шоу-бизнесе». Она выпустила свой второй альбом — я и не знала, что она может писать такие стихи и у нее такой голос! Моя старшая дочь Кейт была фотографом, все актрисы Франции мечтали у нее сниматься — она делала их похожими на драгоценности! А сейчас в пригороде Парижа есть «дом Кейт» — когда-то основанное ею учреждение для наркоманов и алкоголиков. Люди благодарят меня за то, что делала Кейт. И ее дело продолжается после смерти.


Личное дело

Джейн Биркин родилась 14 декабря 1946 года в Лондоне в семье актрисы Джуди Кэмпбелл и офицера Дэвида Биркина. Первую значительную роль в кино сыграла в 1966 году в фильме Микеланджело Антониони «Фотоувеличение». Снималась впоследствии у Жан-Люка Годара, Бертрана Тавернье, Алена Рене и других выдающихся режиссеров. В 1969-м вышел знаменитый альбом «Джейн Биркин и Серж Генсбур», в котором пара исполнила скандальную по тем временам песню Je T’Aime… Moi Non Plus, взлетевшую на вершины чартов по всей Западной Европе. Была замужем за английским композитором Джоном Бэрри, автором знаменитой музыкальной темы к бондиане. Также личные отношения связывали Биркин с Сержем Генсбуром и режиссером Жаком Дуайоном. От каждого из этих мужчин Биркин родила по дочери — фотографа Кейт Бэрри (покончила с собой в 2013 году), актрис Шарлотту Генсбур и Лу Дуайон.


5 лучших фильмов Джейн Биркин:

«Фотоувеличение» (1966)
«Бассейн» (1969)
«Он начинает сердиться» (1974)
«Не упускай из виду» (1975)
«Прекрасная спорщица» (1991)

Комментарии
или войти с помощью: