интервью

Сергей Чирков: «С Нагиевым надо держать ухо востро»

Сергей Чирков: «С Нагиевым надо держать ухо востро»

32-летний актер сериала «Два отца и два сына» поделился с журналом «Телепрограмма» секретами профессии и воспитания младшей сестры.

Сергей Чирков, Дмитрий Нагиев, «Два отца и два сына»
Сергей сыграл нового старого сына главного героя — Павла Гурова (Дмитрий Нагиев). «Что же я 30 лет назад в аптеку не зашел?» — вопрошает папаша. Фото: Канал СТС

— Меня слегка задело, что я не снимался в предыдущих двух сезонах проекта, — почти серьезно говорит Сергей. — Ведь съемочная команда — слаженная, организованная и чутко реагирующая на юмор. Это приятно. Если бы мой Дима появился чуть раньше, я был бы рад. Но увы. Я старался, простите за сленг, нежно входить в структуру сериала — чтобы и новое внести, и старое не разрушить.

— Ваш киноотец Дмитрий Нагиев признавался, что усаживал актеров за стол, чтобы проводить мозговой штурм над нюансами характеров героев. Это так?

— Да, мы договаривались играть семью. Любящих друг друга людей. Даже если мы подкалываем друг друга, даже если шпыняем, даже если ругаемся или обзываемся — все равно играем семью. Дмитрий Владимирович Нагиев мог зайти в актерский вагончик, деликатно постучав, и напомнить нам об этом: «Ребята, помним, что играем? Поехали!» И эта чуткость поражала и помогала. Он серьезный артист, с которым надо держать ухо востро. Причем оба уха одновременно.

— Родных братьев у вас нет. Зато есть сестра. Опыт взаимоотношений с ней в проект не переносили?

— Только если на интуитивном уровне, ведь у нас есть сценарий. Мы с Катей живем в разных концах города, поэтому видимся нечасто. Но когда встречаемся, каждый раз поражаюсь, как быстро она растет. По сути, ее волнуют те же проблемы, что и Влада (внук главного героя в исполнении Ильи Костюкова. — Авт.). Первые переживания, успехи, неудачи — в таких ситуациях мы с Катюхой можем и пошептаться. И соврать, чтобы уберечь от чего-то, не получится. Для нынешних детей Яндекс — папа, а Гугл — мама. Сестре 12 лет, и если она понимает, что что-то не монтируется в этом мире, то идет в интернет и проверяет. С ними надо общаться наравне, а не как с маленькими, потому что они умнее нас во многом.

— «Два отца и два сына» — проект о конфликтах и любви отца и детей. Вы хорошо ладите с отчимом?

— У нас прекрасные отношения. Мы проводим много времени вместе — строим дом, косим траву, колем дрова. Могу сказать так: когда в жизни матери и вообще семьи возникает мужчина, не надо смотреть, что он говорит. Надо смотреть, что он делает. Важнее всего доверие и уважение. Если я вижу, что человек с любовью и уважением относится к моей семье, возникает мужская дружба. Мы взрослые люди и прекрасно понимаем разницу между биологическим отцом и отчимом. Но есть моральные аспекты. Главное — сохранять спокойствие, отпустить ситуацию и посмотреть на нее под другим углом. Если семья счастлива, то и я тоже.

Андрей Панин повторял: «Наблюдай, все время наблюдай! Влюблен, счастлив, убит горем — все равно наблюдай»

— Вам довелось учиться у Андрея Панина во ВГИКе. Какой самый главный его урок вы запомнили?

— К сожалению, Андрей Владимирович появился в жизни, когда я был юн. Когда люди уходят (актер трагически погиб в 2013 году. — Авт.), сразу начинаешь судорожно вспоминать: о чем говорили, что обсуждали. Он был, простите за пафос, мастером крупного мазка: наносил его, а потом филигранно и ювелирно преображал в образ. Он мог объявиться на любом из занятий инкогнито, сесть в уголке и наблюдать за нами, натянув кепку на глаза. Просто сорвался вместо обеда со съемочной площадки — и заглянул на 15 минут. У нас был небольшой курс, и он ловил нас поодиночке: «Иди сюда!» А потом отводил в сторону и говорил: «Сережа, наблюдай! Всегда наблюдай. Что бы с тобой ни происходило — влюблен, счастлив, убит горем, — наблюдай». Это врезалось в мою память. И последние его слова мне были такими: «Даже на похоронах — хоронишь друга, родню — идешь за гробом и наблюдай, как у кого шнурки завязаны, как елочки на гроб ложатся».

На игре
Фильм Павла Санаева «На игре» прославил Павла Прилучного (справа), а для Сергея Чиркова (в центре) стал чем-то вроде визитной карточки. Кадр из фильма

— В сериале «Остров ненужных людей» вы сыграли парня, имитирующего аутизм. Как учились этому состоянию?

— У меня не много любимых образов. Паша Волжанский из этого проекта — один из них. Я не очень люблю, чтобы из героя торчали актерские швы. Как опять же говорил Андрей Владимирович, надо сначала сшить образ, а потом вывернуть его наизнаночку, чтобы швов не было видно. Зритель должен видеть цельную канву. Павел — собирательный образ аутиста. Я начал общаться с реальными детьми. С одним мальчиком мы играли в прятки. Почти весь день. Он не говорил со мной, но я все понял. Это люди, которые воспринимают этот мир глубже, ярче и громче. Вы теряли ключи от дома в детстве? Вспомните это состояние: мамы нет дома, ключей тоже. Паническая атака, страх, боязнь внешней угрозы, наказания от мамы. Куда идти, кого просить о помощи? Вот примерно в таком состоянии аутист существует 24 часа.

— Вы профессионально занимались дартсом. Почему вдруг?

— Я вырос в маленьком городе Десногорске Смоленской области. Вариантов развития у молодежи было не очень много. Со школы я занимался тем, что потом стало профессией. А дартс был очень модным: чистые светлые комнаты, профессиональные мишени и оборудование. Парни ездили на турниры, привозили выигранные деньги. Это было круто! Меня привел в клуб одноклассник — и зацепило. Не могу сказать, что я добился выдающихся успехов, но третий разряд получил.

— Чем это было для вас?

— Борьбой с собой. Ведь я всегда жалел соперников. Это не пошло бы на пользу ни одной команде.

— Как?!

— Ну вот так. Например, я выходил и отрывался от соперника на 200 очков. Соперник начинал трястись, он не мог собраться. И мне становилось его жалко. Я просто начинал играть в поддавки и лепить мимо. И часто получал по башке от тренера за это. «Ты что делаешь?» — «Ну посмотрите, у него же губы дрожат!» — «Тебе что? Делай свое дело». Видимо, я не относился к этому серьезно. Вот и закончил.

— А за Олимпиадой?

— Слежу, конечно. Но, как сказал наш президент Владимир Владимирович Путин, без наших спортсменов «у побед совсем другой вкус или, может быть, безвкусица». Добавить к этому нечего. Спорт и искусство должны всегда быть отделены от политики.

«Два отца и два сына»
Понедельник — четверг/21.00, СТС