интервью

Оскароносная Алисия Викандер: Все свое детство я провела в театре вместе с мамой

Оскароносная Алисия Викандер: Все свое детство я провела в театре вместе с мамой

Накануне старта в мировом прокате очередного фильма про Джейсона Борна (он так и называется — «Джейсон Борн») журнал «Телепрограмма» пообщался с исполнительницей главной женской роли

викандер3

— Алло, Алисия, доброе утро! Привет вам из солнечной утренней Москвы!

— Привет-привет — из не менее солнечной Австралии. Правда, у нас уже далеко не утро (смеется).

— Вы же там вместе с Мэттом Дэймоном презентуете фильм. Как публика принимает картину, как критики отзываются о новом эпизоде борнианы?
— Это что-то невероятное. Я даже не ожидала, что будет так много восхищенных отзывов. И речь ведь не только о спецэффектах, сюжете, режиссерской работе, но и о нашей с коллегами игре, мастерстве актеров. Мне такое внимание, честно вам признаюсь, очень приятно. Люди одаривают нас с Мэттом комплиментами. Собственно, именно тут, в Австралии, мы с ним впервые увидели окончательный вариант «Джейсона Борна», то, что в итоге получилось.

— Ну и как вам?
— Мэтт говорит, что я сыграла на пять баллов из пяти. Сам он, конечно, заслуживает шести звезд.

— Вы действительно отлично сыграли. А кто вас вообще надоумил быть актрисой, как вы на это решились?

— Моя мама актриса. Она все время брала меня в театр. Дни напролет я проводила за кулисами, спала на театральных подоконниках. Поэтому другого выбора у меня не было… Кроме того, я обожаю путешествовать. А актерская работа так или иначе подразумевает перелеты, переезды, активное передвижение по миру.

викандер2

— Вам, шведке, наверное, было нелегко поначалу с английским языком.

— Да уж, тяжеловато… У меня по-прежнему есть небольшой акцент, который порой мешает в работе над ролями.
— В «Джейсоне Борне» вы с легкостью работаете в сложных компьютерных программах, вскрываете чужую переписку. Ваша героиня Хизер Ли сильна в этом. А как с этим обстоит дело в реальной жизни?

— Как и любой человек, я все время хожу со смартфоном, легко управляюсь с компьютером. Все новости, нужную мне информацию нахожу там же. Однако стараюсь себя ограничивать и контролировать, в том числе в соцсетях. Не могу назвать себя таким уж профессионалом в этом плане, а уж до настоящего хакера мне и вовсе далеко.

— Какие сцены в «Джейсоне Борне» вам труднее всего дались? С психологической точки зрения, имею в виду.
— Наверное, те, в которых я выхожу на прямой контакт с Джейсоном. Я испытываю к нему определенную симпатию. И в то же время ограничиваю себя, останавливаю проявление чувств и эмоций. Коллеги из ЦРУ подозревают меня в связи с Борном. Я так или иначе напряжена, переживаю, говорю и думаю, думаю и говорю. А чего стоит финальная сцена расставания…

— В чем ваше главное сходство с Хизер Ли?
— Мы обе очень и очень много работаем (смеется). В процессе съемок я частенько обсуждала ее образ с режиссером Полом Гринграссом. Однако в итоге Хизер получилась ровно такой, какой я сама ее вижу.

— Надо признать, что вы в этом фильме невероятно элегантны. Носите черные строгие костюмы. Вам, красивой девушке, такой стиль, стиль «белого воротничка», по нраву?

— Мне кажется, вы, смотря фильм, немного отвлекались. Были там и другие наряды (улыбается). На самом деле менеджерская одежда очень стильная. И, главное, мне было комфортно в таком образе. Хотя я действительно люблю платья. И вы можете заметить это по моим фотографиям с различных презентаций, красных дорожек и премьер. С другой стороны, наши образы агентов ЦРУ утрированы. Настоящие агенты, те, с кем мне доводилось общаться при подготовке к роли, выглядят несколько иначе. Они носят куда более свободную и менее формальную одежду.

— А куда подевалась ваша фирменная улыбка? Вы и все ваши коллеги в кадре невероятно серьезны. Хотя бы вне съемочной площадки смеялись?
— Конечно! Как только выключалась камера, мы начинали травить байки. Особенно в этом преуспел Томми Ли Джонс. Рядом с ним ты все время находишься в приподнятом настроении. Он и сам очень энергичный, и других питает своей неуемной энергией. Он мне здорово помог! Как, впрочем, и Мэтт.

— Возвращаясь к фильму… Первая лента про агента Джейсона называлась «Идентификация Борна», потом вышло «Превосходство…», затем были «Ультиматум…» и «Эволюция…». А каким словом вы бы охарактеризовали Борна на этот раз?
— (Задумывается.) Мне кажется, авторы фильма были правы, когда дали название ленте «Джейсон Борн». Вот он — Джейсон, такой, какой есть на самом деле.

викандер1

— И ваша героиня в него, как я понимаю, влюблена. Можно ждать продолжения любовной линии в дальнейших эпизодах?
— Это, конечно, вопрос не ко мне, а к сценаристам и создателям проекта. Рассуждать на эту тему — штука довольно неблагодарная. Однако я очень надеюсь, что продолжение последует и меня пригласят в нем участвовать. 

Личное дело

Алисия Аманда ВИКАНДЕР родилась 3 октября 1988 года в шведском Гетеборге. Дочь актрисы Марии Викандер. Играла в мюзиклах на сцене Гетеборгской оперы, с 2004 по 2007 год обучалась в Королевской балетной школе Швеции. В 2012-м исполнила роль Кити в британской экранизации романа «Анна Каренина», в 2015-м снялась в «Агентах А.Н.К.Л.» и «Девушке из Дании» (именно за роль художницы Герды Вегенер она получила «Оскар»). Не замужем, проживает в Лондоне, по слухам, поддерживает близкие отношения с актером Майклом Фассбендером.В российском прокате

«Джейсон Борн» стартует 1 сентября