интервью

Егор Дружинин: «Жена — директор нашей семьи, а я — худрук»

Егор Дружинин: «Жена — директор нашей семьи, а я — худрук»

Наставник шоу «ТАНЦЫ» на ТНТ — о Михаиле Барышникове, материнском капитале и отношениях с Мигелем.

Егор Дружинин
Фото: Иван ВИСЛОВ

Многодетный отец, примерный муж и знаменитый хореограф этой весной спровоцировал скандал на шоу и добился изменений правил. Егор хлопнул дверью и вернулся лишь когда продюсеры пообещали вместе со зрительским голосованием учитывать мнение жюри. С журналом «Телепрограмма» Дружинин поговорил на актуальные летние темы.

«Все решаю без любви, но полюбовно»

— Егор, весной в разгар конфликта вы обещали поднять перед создателями телепроекта еще один спорный, на ваш взгляд, вопрос. В шоу два наставника — вы и Мигель. После каждого сезона именно Мигель организует тур танцоров по регионам. Вы считаете это несправедливым. Почему?

— Участники конкурса изначально понимают: даже если ты не победитель, есть шанс попасть в тур «ТАНЦЕВ», который проводится после того, как очередной сезон заканчивается. Танцовщикам хочется продолжения шоу, хочется заработать, приобрести дополнительную популярность и вес в танцевальной среде. Тур организовывает Comedy Club production, но у штурвала стоит Мигель. Его директор, хореографы команды Мигеля и он сам решают, кто поедет в тур, а кто нет. Поэтому участники еще на стадии отбора в шоу могут изначально склоняться в сторону команды Мигеля. Мне это кажется несправедливым. Но думаю, что ситуация меняться не будет.

— 20 августа старт нового сезона. Жесткие споры между вами и Мигелем за одного и того же понравившегося участника будут?

— Конечно же! Деремся до первой крови. Кто кому первый «юшку» пустил, тот и забирает себе танцовщика. На самом деле все решается без любви, но полюбовно.

— На новых кастингах случались моменты, когда вас провоцировали?

— Да нет, не помню такого. Спровоцировать можно человека, который всеми силами хочет победить. Его желание превращается в слабость, на которой можно сыграть. А я не хочу победить, потому что понимаю: в шоу побеждают не те, кто хорошо танцует, а те, у кого больше голосующих фанатов. Устраивать ради победы «тараканьи бега» мне не хочется. Я буду ставить интересные номера, популяризировать танец как искусство. Второго такого шанса никогда не будет, и лучше проекта, не найти. Я благодарен проекту за эту уникальную возможность.

— Два года шоу в эфире. Говорят, что проект изменил танцевальную культуру в стране? А она вообще у нас есть?

— Конечно! И изменилась кардинально. Танцевальные школы стали расти, как грибы после дождя в солнечную погоду. И если качество преподавания во многих из этих школ лично у меня вызывает сомнение, то энтузиазм детей и родителей сомнению не подлежит. У танцовщиков появился статус. Отныне это относится не только к артистам балета. Конечно, хотелось бы, чтобы и современная хореография была представлена большим количеством театральных трупп, но это напрямую связано с государственной системой финансирования репертуарных театров. Скорее зазвучат экспериментальные независимые труппы уличного и современного танца, такие, как Jack’s Garret или Evolvers.

— Все равно лучшие танцовщики в Америке? Что должно случиться, чтобы о наших современных танцорах заговорили в мире с таким же уважением, как о балетных?

— Неправильно говорить, что лучшие танцовщики в Америке. Просто их там больше, и поэтому мы о них знаем. У них есть возможность, работая, демонстрировать свой уровень на весь мир. Мы видим их в клипах западных звезд. За границей смотрят клипы наших звезд? Нет. Еще мы видим танцовщиков в концертах. А в каких концертах выступают наши танцовщики за рубежом? Видим американских танцовщиков в рекламе. А какая наша реклама выходит там? И, кстати, зачастую эти знаменитые танцовщики — не американцы. Они выходцы из Европы и Азии. Но Америка — самая танцующая страна, и поэтому туда приезжает танцующий люд со всего мира, и из России в том числе, учиться и работать. Мы же на международный уровень выходим только с нашим балетом.

— Михаила Барышникова (знаменитый, еще советский артист балета, давно живет и работает в США. — Ред.) знает весь танцевальный мир. Он ведь ваш старый знакомый. Была мысль привлечь Барышникова к проекту? Например, можно было бы устроить видеомост. Он может оценивать номера, делать постановки…

— Я буду в августе в Нью-Йорке. Кто знает, может получится уговорить Мишу на это? Я был бы счастлив.

Наставники шоу «ТАНЦЫ» Егор и Мигель
Наставники шоу «ТАНЦЫ» Егор и Мигель всегда готовы из-за стола жюри выйти на сцену. Фото: Михаил ФРОЛОВ

— Какие планы на поездку в Америку?

— Мы едем семьей в отпуск в Нью-Йорк. Во-первых, там живут наши любимые друзья. Это тот город, который безоговорочно устраивает нас всех. Там есть то, что нужно для нашей беспокойной семьи «в одном флаконе»: океан, пляж, театры, музеи, возможность заниматься спортом. Кроме того, мне нужно быть в Нью-Йорке по работе. Какой? Пока не могу сказать. Пусть для всех это будет сюрпризом, даже для меня. Ведь несмотря на планы, ты никогда на самом деле не знаешь, что тебя ждет за следующей дверью.

— А что вас ждет в России?

— Готовлюсь к постановке мюзикла «Летучий корабль» по мотивам одноименного мультфильма на музыку Дунаевского. Премьера планируется в Петербурге в середине октября. Потом приступлю как режиссер и хореограф к другому мюзиклу, премьера которого состоится в Москве. После этого в конце февраля начнется работа над вторым моим спектаклем в Театре на Малой Бронной.

«Материнский капитал ждет подходящего случая»

Егор Дружинин и Вероника Ицкович
Егор Дружинин и Вероника Ицкович вместе почти 25 лет. Фото: Евгения ГУСЕВА

— Это сколько энергии нужно, чтобы все успевать? Какой допинг у танцоров? Есть у вас свой «мельдоний»?

— В моей команде никакой допинг не практикуется. Я сам никогда, кроме кофе с молоком, себя ничем не поддерживал. Нужно включить в рацион фрукты и овощи, в которых содержатся все необходимые витамины, и соблюдать режим — вот самый лучший рецепт при серьезных нагрузках. Правильнее было бы спросить, как бы я поддерживал свой организм, если бы не был таким ленивым. Я бегал бы по утрам, ходил регулярно на массаж, в баню, занимался бы спортом, в частности, плаванием. Собственно так и делаю, но, к сожалению, не регулярно. К счастью, благодаря работе мне приходится очень много двигаться. Никогда в жизни я не смог бы себя заставить столько двигаться добровольно! Моя жена Ника божественно готовит. Она кормит меня пищей, которая легко усваивается, и еда эта настолько полезна, что у меня прошел гастрит, которым я страдал с детства. Так что поддерживать себя в форме мне не трудно.

— Ваша дочь год назад училась на подготовительных курсах на факультете журналистики МГУ. Александра поступила?

— Саша поступает этим летом. Но учиться на факультете журналистики передумала. Решила попробовать свои силы в клинической психологии. Прекрасно сдала вступительный экзамен по биологии в МГУ. Но есть еще и другие прекраснейшие вузы: Первый медицинский и Высшая школа экономики. К счастью, ее рады видеть везде, так что можно поздравить нашу семью с поступлением. С вузом Саша определится в ближайшее время.

В моей команде никакой допинг не практикуется

— Сыновья в отличие от дочки интересуются танцами?

— Да. Тихон заинтересовался. Придется найти правильную группу и педагога, чтобы он попробовал свои силы. Сам заниматься с ним не решусь. Он застесняется, и мы все испортим. Платон тоже хочет танцевать. Дома и тот и другой танцуют постоянно, но, как ни странно, в разных комнатах.

— Вы рассказывали, что не смогли выгодно для семьи использовать материнский капитал. Удалось это сделать сейчас?

— Деньги отложили, но на Сашино образование использовать их не сможем, так как она поступила в институт на бюджетной основе и даже будет получать стипендию. Пожалуй, подождем другого более подходящего случая. У нас есть еще две попытки как минимум.

«В семье я — худрук»

Егор Джружинин, дети
Егор и его наследники. Александре — 16 лет, Тихону — 13 лет, Платону — 8. Фото: Иван ВИСЛОВ

— Егор, главный скандал лета — отстранение наших легкоатлетов от Олимпиады в Рио. Расскажите о вашем отношении к этому решению и ситуации в российском спорте.

— Если честно, то я не следил за этим. Наверняка правда лежит где-то посередине. С одной стороны, не могу представить себе масштабный допинговый заговор на уровне государства, а с другой стороны, не верю в безупречность наших спортсменов. Во-первых, знаю, что для любых спортсменов, и наших, и зарубежных, слова о том, что для победы все средства хороши, не пустой звук. Во-вторых, были и другие печальные примеры неспортивного поведения спортсменов. Такие, как недавние нескромные гулянки наших «триумфаторов»-футболистов, или когда наши хоккеисты покинули лед раньше, чем поздравят команду-победительницу. Сейчас в связи с политической ситуацией к нашей стране в мире такое пристальное внимание, что любой гражданин России, представляющий государство на международном уровне, должен быть безупречен в своих делах и помыслах, если, конечно, не хочет подвести страну. Надеюсь, что все обойдется, и наши спортсмены достойно выступят на Олимпиаде и тем самым покажут миру пресловутую, но легендарную хрущевскую «кузькину мать».

— Двоюродный брат вашей супруги Николай Цискаридзе — член жюри шоу «Танцы со звездами» на канале «Россия 1». Обмениваетесь мнениями по поводу проектов-конкурентов? Что думаете о шоу-сопернике?

— Оба проекта нужны зрителю, поэтому пользуются заслуженной популярностью. Мы с Цискаридзе не сравнивали два этих шоу. Я даже не знаю, видел ли он «ТАНЦЫ». Мне трудно представить, что он следит за нашими сезонами, также, как трудно представить, что я буду следить за «Танцами со звездами». Но в этом нет ни капли пренебрежения. Просто у него очень много забот на посту директора Академии балета им. Вагановой, а у меня — на посту директора академии семьи Дружининых. Хотя нет. Директор у нас Ника. Я с натяжкой могу считаться лишь художественным руководителем.

Егор Дружинин с сыновьями
Егор с сыновьями. Тихон и Платон будут учиться танцевать.

— Как думаете, популяризация танцев в стране при помощи телешоу приведет к ситуации, когда танцоры будут зарабатывать деньги одного порядка с эстрадными исполнителями?

— Это мне неведомо. Не знаю зарплат наших звезд. Но в любом случае думаю, что исполнители будут зарабатывать больше. Хотя бы потому, что наши танцовщики, работающие на эстраде, выступают в балетах именно этих исполнителей. Хлеб за животом не бегает.

— Егор, вы ведь раньше ставили танцевальные номера нашим звездам. Продолжаете сейчас такое сотрудничество?

— Нет. Мне всегда казалось, что работа со звездами — стадия необходимая, но временная.

Я благодарен судьбе за то, что эта работа была, и благодарен себе, что делал ее добросовестно. Но всему свое время. В данный момент я больше сосредоточен на театре. Очень хочу поставить полноценный балет. И, конечно же, хочется снять хорошее крепкое кино.


Личное дело

Егор Дружинин родился 12 марта 1972 года в Ленинграде. В детстве снялся в фильмах «Приключения Петрова и Васечкина», «Каникулы Петрова и Васечкина» (в роли Васечкина, кто забыл). Окончил Ленинградский государственный институт театра, музыки и кинематографии. Учился в танцевальной школе в Нью-Йорке, получал личную стипендию от Михаила Барышникова. Работал в Ленинградском ТЮЗе. Ставил танцы Ларисе Долиной, Филиппу Киркорову, Лайме Вайкуле и другим артистам. Преподавал хореографию на «Фабрике звезд». Работал над мюзиклами «Чикаго», «Продюсеры», «Любовь и шпионаж». Ставит спектакли как режиссер и хореограф. Наставник шоу «ТАНЦЫ». С супругой, актрисой Вероникой Ицкович, воспитывает дочь Александру (16 лет), сыновей Тихона (13 лет) и Платона (8 лет).

«ТАНЦЫ»
С 20 августа по субботам/21.30, ТНТ