интервью

Стивен Спилберг: «Когда родители не хотели, чтобы я их понимал, они переходили на русский»

Стивен Спилберг: «Когда родители не хотели, чтобы я их понимал, они переходили на русский»

Выдающийся режиссер в эксклюзивном интервью журналу «Телепрограмма» поведал о том, как съемки «Индианы Джонса» помогли ему обрести семью.

Стивен Спилберг
Фото: Dominique CHARRIAU/Getty Images

Будучи автором «Челюстей», «Парка Юрского периода», «Инопланетянина» и «Списка Шиндлера», сложно в 69 лет не превратиться в звездного пенсионера, травящего байки о своем колоритном прошлом. Мол, а теперь давайте я вам расскажу, как мы с Харрисоном Фордом на спор через костер прыгали! Но Стивену Спилбергу о ностальгической болтовне думать некогда: недавно он представил свою новую режиссерскую работу, сказку «Большой и добрый великан», чуть раньше снял историческую драму «Шпионский мост», а незадолго до этого стал исполнительным продюсером суперхита «Мир Юрского периода».

«Я очень жадный!»

— «Мир Юрского периода» вошел в пятерку самых кассовых фильмов в истории кино — впрочем, наверняка вы этим не удивлены…

— Конечно, удивлен! Я вообще не умею предугадывать успех или провал картин, в которых участвую, а здесь имелись все основания для скромных результатов: режиссер Колин Тревороу до того снимал только малобюджетники, и был, конечно, известный риск, справится ли он с грандиозным процессом? Справился с блеском.

— Первый «Парк Юрского периода» стал мировой сенсацией, потому что склеил жизнь динозавров и современную цивилизацию. А чем зацепил последний фильм серии?

— Усиленным зарядом фантазии. Когда я снимал «Парк…», технологии далеко не всегда поспевали за тем, что я напридумывал. Приходилось либо полностью отказываться от задумок, либо — в лучшем случае — реализовывать их общим планом, без подробностей. Великий Хичкок говорил, что самое ужасное — это ожидание ужаса. Я как режиссер в «Челюстях» и в «Парке Юрского периода» обязан был нагнетать это ожидание всеми возможными средствами. Сейчас изобразительных средств стало гораздо больше. Взять в плен зрительское воображение стало проще.

Большой и добрый великан
«Большой и добрый великан» — новый шедевр мэтра, рассказ о дружбе ребенка с человеком внушительных размеров. Кадр из фильма

— Вы не жалеете о временах, когда кино не развлекало спецэффектами, а рассказывало истории?

— Но ведь это никуда не ушло — все наработки не пропали, а перекочевали на телевидение, которое из производителя второстепенного продукта превратилось в полноправную художественную индустрию, отнявшую у кино и глубокие характеры, и подробность изложения. Моя старшая дочь Джессика много играет в телесериалах, и она воочию наблюдает, как телевидение становится мощнее с каждым годом. Бессмысленно плакать об утратах: как кино отсоединилось от театра, став самостоятельным, так и телевидение отсоединилось от кино. И на этом, заметьте, процесс не остановился: все громче заявляет о себе интернет-искусство: сериал «Карточный домик», например, сделан сетевым ритейлером «Нетфлекс». Жизнь нас разводит и заставляет заниматься каждого своим делом.

— Но в ваших фильмах есть видеоряд, история и эмоции…

— Это потому что я очень жадный (смеется) и не хочу ничего пропустить. «Спасти рядового Райана» начинается со сцены высадки американских солдат в Нормандии, и для меня бесконечно важен был видеоряд, картинка, которая самодостаточна. В «Списке Шиндлера» сливаются и обнаженные эмоции, и жуткая история, и не менее жуткий видеоряд. Это не значит, что я заранее конструирую, что будет главным — оно само так получается.

Инопланетянин
Тема отношений детей с необычными существами была начата режиссером еще в «Инопланетянине». Фото: globallookpress.com

«Спасибо другу Лукасу за Харрисона Форда»

— За пятьдесят лет до вашего «Шпионского моста» советский режиссер Савва Кулиш снял картину «Мертвый сезон», кульминацией которой был обмен разведчиков на том самом мосту, где у вас обменивают Абеля на Пауэрса.

— Правда? Удивительно! Но это тот случай, когда материал строит сам себя. Пятьдесят лет назад Глиникский мост был действительно хрупким соединителем двух миров, и его можно было снимать как бы документально, нам же пришлось воссоздавать антураж. К нам приехала Ангела Меркель, которая стойко переносила жуткий холод, который был в день съемок. А ежиться она стала, лишь увидев перестроенный пейзаж, — видно, напомнил ей о чем-то своем…

— В вашей фильмографии и драмы, и фантастика, и военный эпос — откуда такая всеядность?

— Это не всеядность, это — любопытство! Вы можете мне не верить, но внутри седобородого, довольно успешного режиссера до сих пор сидит пацан, которому интересно, как работают часы, что такое молния, и чем занимаются взрослые, запираясь в спальне (смеется). Но действительно: разве можно в одном жанре изобразить все многообразие бытия? Для меня очень дорого «Особое мнение» с Томом Крузом, где я попытался показать невозможность однозначного понимания мира. Когда я брался за «Индиану Джонса», сомневался, можно ли поставить доктора наук в центр безумного приключения? Благодаря таланту Харрисона Форда это оказалось не только возможным, но и привлекательным. Но мой дружок Джордж Лукас из студийного плотника Форда сделал мегазвезду, так что мне нужно было лишь подхватить цветущий талант и уложить его в сценарий «Индианы» (улыбается).

— Вы собираетесь снимать 5-ю часть «Индианы Джонса». Не смущают скромные сборы предыдущей ленты?

— Я уже сказал, что не умею прогнозировать финансовый успех, да и никто не умеет. Мне кажется, что идея «Индианы» не до конца исчерпана, и, кроме того, радует перспектива еще раз поработать с Харрисоном. Кстати, «Индиана Джонс» создал мою семью — на съемках «Храма судьбы» я познакомился с Кейт Кэпшоу, ставшей моей женой и матерью моих детей. Кто же откажется от такой судьбоносной саги?

Стивен Спилберг с женой и дочерью
Стивен со своей женой Кейт и младшей дочерью Дестри. Фото: REX/FOTODOM.ru

«Мои великаны детей не пугают»

— В вашей творческой биографии отчетливо просматриваются актеры-любимчики…

— В подборе актеров я дотошен до занудливости. Я даже актеров дубляжа выбираю сам, вот, кстати, выбрал прелестный голос русской девочки для дублирования главной героини «Большого и доброго великана»…

— Кстати, у вас же русские корни. На языке Пушкина и Толстого говорите?

— Нет, к сожалению. Родители, хотя и родились уже в Америке, знали язык и разговаривали между собой на русском, когда не хотели, чтобы я их понимал.

Если же вернуться к артистам, то на кастинге дублирующих актеров я вслушиваюсь в музыку и эмоции их голосов. Кастинг основных же актеров требует, конечно, гораздо большего внимания и усилий. Есть артисты, которые находятся в абсолютном творческом резонансе со мной. Им не надо ничего объяснять, им не надо помогать выстраивать роль, они и так знают, что захочет Спилберг, и встречают режиссера готовым решением. Вот они и становятся, как вы назвали их, «любимчиками», а на самом деле друзьями-единомышленниками.

— Появление среди них Марка Райлэнса, сыгравшего Абеля в «Шпионском мосту», выглядит неожиданным: он сделал себе имя в театре, вы — в кино, и встретились вы в том возрасте, когда друзья приобретаются с трудом.

— Вообще-то наша встреча должна была произойти тридцать лет назад: я пригласил его в свой фильм «Империя солнца», но он тогда играл в театре Гамлета и отказался. Так мы разошлись до тех пор, пока мне не понадобился Абель. А Марк потрясающе в это время играл Томаса Кромвеля в «Волчьей яме», и я понимал, что вот именно он сможет сыграть не плакатного врага, а человека, убежденного, что делает правильное дело.

— А как вам пришла в голову идея взять щуплого Райлэнса на роль великана в своем следующем фильме?

— Да, Марк не поражает телосложением, но это поправимо, кино умеет делать чудеса. Главное, что при своей внешней щуплости внутри он настоящий великан. К тому же в сказке он великан не типичный: людей не ест, детей не пугает (смеется).

Стивен Спилберг в начале карьеры
Когда-то молодой Спилберг при создании спецэффектов обходился без компьютеров. Фото: globallookpress.com

Личное дело

Стивен Аллан Спилберг родился в Цинциннати (США). Бабушка и дед Стивена по отцовской линии были эмигрантами из России. В детстве мальчик увлекся кино, в 12 лет сняв первый фильм, в котором с помощью игрушек изобразил железнодорожную катастрофу. Одна из лент будущего мэтра впечатлила вице-президента студии Universal, и Стивен, забросив колледж, начал снимать профессионально. Успех пришел к Спилбергу после ужастика «Челюсти». Почти все последующие его работы становились хитами и принесли режиссеру два «Оскара». Стивен был женат на актрисе Эми Ирвинг, подарившей ему сына Макса. В 1991 году Спилберг женился на актрисе Кэйт Кэпшоу. В этом браке на свет появилось четверо детей — сын Сойер, дочери Микаэла, Дестри и Саша. Также Стивен воспитал Джессику, дочь Кейт от предыдущего брака, и ее приемного сына Тео.


5 лучших фильмов Стивена Спилберга:

● «Челюсти» (1975)

● «Индиана Джонс: В поисках утраченного ковчега» (1981)

● «Список Шиндлера» (1993)

● «Парк Юрского периода» (1993)

● «Спасти рядового Райана» (1998)

«Большой и добрый великан»
В кинотеатрах с 30 июня