интервью

Сергей Лазарев: «Раньше я был наглее»

Сергей Лазарев: «Раньше я был наглее»

Накануне финала «Евровидения-2016» артист рассказал журналу «Телепрограмма» про любовь, провокации, Киркорова и тот самый обморок на концерте в Питере.

Сергей Лазарев
Фото: Thomas HANSES/EBU

На этой неделе Сергей Лазарев — как сборная России. Во время «Евровидения» в Стокгольме за него будут болеть даже те, кто и музыку-то не любит! Мы, конечно, верим в победу Сергея, но, само собой, волнуемся. Перед отъездом в Швецию Сергей поговорил с журналом «Телепрограмма».

— Сергей, ты прямо напугал, когда упал в обморок во время концерта. Зачем так выкладываться?

— Я работаю не для того, чтобы заработать на жизнь себе или своей семье. Вообще деньги — это не главное для меня. Я трачу порой больше, чем зарабатываю. Тут же вкладываю все, что получил. У меня нет спонсоров, продюсеров, я рассчитываю только на свои финансы — а песни, клипы, концертные шоу, декорации стоят немало. Мне часто говорят, что я себя не берегу и много работаю. Но если уж я заявляю о себе как о серьезном артисте, то должен поддерживать определенный уровень. И постоянно его повышать. Плюс, конечно же, у меня большой постоянный коллектив, которому надо платить зарплату. И своя семья, где я единственный кормилец с того момента, как брата не стало. Деньги важная история, но не главная. Конечно же, я еще и получаю колоссальное удовольствие от того, что я делаю.

— Земфира говорила, что она работала для своих родителей, а кто твой основной слушатель? Может, мама?

— Я считаю, что после 18 лет мы должны помогать тем, кто нас взрастил. Ты думаешь о них, что-то посвящаешь. Мне, конечно же, важно, что моя мама думает о моем творчестве. Но не могу сказать, что все, что я делаю, — исключительно для нее. У меня просто есть внутреннее желание… может, успеть все. Проверить себя, испытать по максимуму. У меня часто в голове крутится фраза, что жизнь одна, что второго шанса в этом теле нам не дано точно. Видимо, из-за этого есть совершенно глупая привычка — не уметь отдыхать. Я не расслабляюсь в отпуске. У меня ощущение, что в день, который я провел, не занимаясь делами, я что-то упустил. Мне говорят, что у меня «кукушечка» съехала. Никто не знает, что с нами завтра произойдет. Но хочу то, что дано мне Богом, использовать по максимуму.

Про личную жизнь

— Я читала твои старые интервью, ты, мне кажется, был совершенно другой человек, более открытый, откровенный. Сейчас ты слова лишнего не скажешь…

— Со стороны сложно понять, как можно уставать от публичности. Кажется, что в этом такого, что тебя узнают на улице. Но на самом деле это очень серьезный прессинг. Когда началась подготовка к «Евровидению», я ощутил сильную психологическую атаку на себя. Жесточайший энергетический поток, который сложно выдержать. Даже для меня это слишком. При этом очень хочется беречь себя и свой мир.

Если я не говорю о своей личной жизни, это не значит, что у меня ее нет. Конечно, есть!

— Тебе постоянно задают вопросы «когда ты женишься», а ты стандартно отвечаешь типа «не ваше дело».

— Никто не может понять, что у артистов совершенно другой ритм. Я не понимаю пока, когда можно остановиться и строить отношения. Рядом должен быть человек из твоей сферы, чтобы понимать ритм. Либо вообще никто. Например, в марте я был в Москве 3 — 4 дня. В апреле примерно так же. В мае — понятно… Любимые люди требуют вложений, а у меня вложения в совершенно другое. И я не знаю, когда я смогу остановиться и переключиться. Потом, отношения — это ухаживания, свидания, ругань. Это какая-то совместность…

— Чтобы люди чем-то сцепились друг с другом?

— Да. А тут получается, что любовь — какой-то раздражающий фактор. А у меня много высоких целей, к которым я иду. И получается, что отношения — это не то что обуза, а скорее ответственность, которая мне пока не нужна. Она требует участия — и не через день или через два. Нет необходимости пока что. И времени.

— Получается, нет смысла?

— Есть. Но все время откладываешь — чуть позже, чуть позже…Потом, я не очень понимаю, что значит «надо». Ты вдруг решаешь, что «надо», и включаешь функцию «активный поиск»? Так? Мне кажется, люди встречаются по провидению Божьему.

Сергей Лазарев
В Стокгольме Сергей успевает и цветеньем весны полюбоваться… Фото: instagram.com

— Многие озабочены до 40 родить, чтобы потом седыми не идти на линейку к своим первоклассникам.

— Ну это в основном у девочек. У мальчиков не так. Пацаны могут и в 50 завести ребенка с более молодой женой, например. Слава богу, но в моей жизни все происходит по нарастающей. Если я не распространяюсь о своей личной жизни, это не говорит о том, что у меня ее нет — естественно, есть. Просто она не та, которая могла бы закончиться чем-то глобальным и длительным на данном этапе.

Сергей Лазарев
…и в качалку забежать. Фото: instagram.com

— Но скажи, ты собой доволен?

— В целом да. Сейчас, на мой взгляд, у меня новый этап и взлет, очень уверенный период. Хотя намного наглее я был, когда только начинал. Я иногда анализирую, что я делал в 2006 году, думаю — ничего себе, как я вообще осмеливался такое делать.

— О чем тебя сейчас спрашивает западная пресса?

— Что я ощущаю и думаю по поводу того, что я являюсь фаворитом по ставкам. Почему мне, уже состоявшемуся артисту, это нужно. К слову, политические вопросы вообще не задавались — разве что от своих. От западных — очень осторожно и совсем чуть-чуть. Но негативных комментариев не было.

— Не боишься, что будет прессинг из-за политической ситуации?

— Я очень рад, что у меня сейчас был европейский промотур перед конкурсом. Я примерно понял расклад и вопросы, которые мне будут задавать. Но догадываюсь, что было все мягче, чем на самом конкурсе. Но я до сих пор считаю и буду настаивать на том, что музыкальный конкурс — это музыкальный конкурс. И все политические вопросы должны решаться на политических форумах с профессионалами этого дела, а не с людьми, которые являются дилетантами в политике. Которые часто и телевизор не успевают смотреть.

Сергей Лазарев
В своем номере артист покоряет стену с выезжающими выступами. Фото: Thomas HANSES/EBU
лего
Поклонники певца не преминули запечатлеть этот момент, используя лего. Фото: instagram.com

— Провокаций не опасаешься?

— Я не буду на них реагировать. Зачем давать кому-либо какие-либо ответы, для того чтобы они потом себя потешили и поставили мой комментарий себе в заголовок вне зависимости от того, что я отвечу? Конечно, есть люди, которые ждут, что Россия где-то оступится — ведь впервые за долгое время на «Евровидении» к нам такой позитивный настрой и такой высокий рейтинг.

— Как думаешь, что может тебе помочь выиграть, а что — помешать?

— Ой, я так не люблю проговаривать какие-то вещи, которые потом могут сбыться… Я знаю, что любой конкурс — это нервы и ответственность. И для меня любой конкурс — это необходимость контролировать свои эмоции.

— Разве ты не из тех, кто их контролирует? Не могу представить, что ты бьешь тарелки или орешь на кого-то…

— Это про другое. Я очень сосредоточен перед любым стартом. Но до конца пока не понимаю всего процесса, что это за кухня такая — «Евровидение». Пока задача — понять, что за три минуты ты должен дать достаточно, чтобы показать все. С другой стороны — чтобы тебя не было слишком много, не перекормить собой.

— Ты готов к тому, что тебя там не все полюбят?

— Это, может быть, и хорошо. Неправильно успокаиваться. Важно, чтобы люди у нас в России не думали, что раз Лазарева отправили, то все — можно планировать на следующий год «Евровидение» в Москве или Сочи. Это очень опасно. А когда мне говорят: «Ты едешь за победой, без победы не приезжай», это я вообще воспринимаю ужасно. Пока не начался конкурс, никакие букмекерские ставки ничего не значат. Никто не знает, что будет и как будет. Нельзя говорить, что моя победа — дело решенное.

— Ты веришь в приметы?

— Я не суеверный человек, но у меня какой-то сглаз на самого себя. Если я что-то говорю, что еще не случилось, то оно и не случается. Это постоянно происходит. Мне надо посылать только правильную информацию в космос.

— Как защищаешься от этого?

— Крестик я ношу, конечно. Он у меня как оберег, я его никогда не снимаю. Разве что в бане или солярии. Стараюсь мыслить позитивно, но не проговариваю это.

— Расскажи, как вы сотрудничаете с Филиппом Киркоровым?

— Филипп у нас как некий куратор всего происходящего, соавтор песни. И он весь процесс завертел, замутил, показал мне эту песню, свел с греческой командой. Благодаря его продюсерским усилиям этот проект был запущен.

лазарев, киркоров
В Стокгольме у Сергея и Филиппа на двоих одно знамя. Фото: instagram.com

— Кого ты считаешь основными конкурентами?

— Этот год очень сильный по песням. Нет открытых фриков. Наоборот, все очень простые и милые. Я думаю, что сейчас пока рано обсуждать других участников. Все зависит не только от песни, но и от номера. Бывает такое, что песня не в фаворитах, а потом люди видят номер и бабах — он попадает в топ. А бывает наоборот.

— Героиня твоего клипа поедет с тобой?

— Нет, мой клип не имеет никакого отношения к моему номеру.

— Ты в отличной форме, будешь как-то готовиться к конкурсу?

— Сушиться? Да. Стресс и занятость в Стокгольме времени на еду не оставят. Там рыба хорошая. Буду на нее налегать. К тому же камера прибавляет шесть кило. А поддерживать себя в форме просто. Если не занимаешься спортом, хотя бы ходи по несколько километров в день. И надо стараться правильно питаться. Плотно завтракать. Нормально обедать, часа в 2 — 3, и после 6 не есть углеводы.

Сергей Лазарев
Конкурс — это, конечно, большой стресс. Но Сережа держит себя в руках. Фото: instagram.com

Про здоровье

— Многие не могут забыть ту историю в Санкт-Петербурге, когда ты упал в обморок. Что случилось?

— Это, наверное, был самый ужасный день в моей жизни. Тот день я почти не помню. Страшный сон наяву. Вечером я говорил своему директору: «Это неправда, это не может быть правдой, я просто сплю». Аншлаговый концерт, БКЗ. Приехала моя греческая команда — посмотреть мое шоу. И большего творческого позора я, наверное, никогда не испытывал. В середине концерта я резко почувствовал себя плохо и упал. Все это следствие сложного концертного графика: у меня был тяжелейший март — 22 сольных концерта, — который перерос в такой же апрель. Концерты, спектакли, репетиции плюс нервы, недосыпы…

— Надо было, конечно, тебе это как-то запретить.

— Ну как запретить. Все, конечно, привыкли, что Лазарев справится. Все он может, трудяга. Может быть, это легко со стороны, но так-то это колоссальный труд. Я стараюсь, чтобы это все выглядело непринужденно, но это дается непросто.

Концерты у меня длятся по 2,5 часа. Возвращаясь к этой ситуации в Питере, я понял, что это был знак. Мне же многие говорили, что так нельзя. Полина Гагарина крутила пальцем у виска. И что надо перед «Евровидением» себя поберечь, уехать отдохнуть и восстановиться.

Ани Лорак предупреждала, что я неправильно расставил приоритеты. Но этот тур был запланирован до того, как я решился на «Евровидение». Отмена спектаклей — это штрафы, люди попадают на деньги. Понимал, конечно, что не успеваю восстановиться. И, видимо, Боженька решил меня так тормознуть, чтобы я испугался и перераспределил силы. И такие знаки нельзя пропускать. Я с ужасом думаю, что если бы этого не случилось, то что тогда? У меня не было бы вообще ни одного выходного до «Евровидения». Я перенес тот концерт, выступления в Таллине и два спектакля на июнь. Приехал в Москву, выделил время и поездил по врачам, чтобы понять, что со мной происходит…

— Переутомление?

— Да… Просто для меня раньше переутомление — это было не заболевание, диагноз слабого человека. Я говорил всегда на такие слова — бред, что это? Но вот понял наконец. И поставил за правило все туровые концерты делать так: три концерта — выходной.

— Но сразу после «Евровидения» у тебя концерты до осени?

— Отдохну неделю. Но опять же у меня коллектив месяц сидит без работы, потому что «Евровидение». Я почти месяц в отпуске. А им же надо как-то зарабатывать. У всех семьи, их нужно кормить…


А в это время

Мария Кац
Фото: Руслан РОЩУПКИН

Мария Кац: «Желаю Сергею проснуться с чувством, что он — победитель»

Первая участница «Евровидения» от России напутствует конкурсанта-2016.

Впервые Россия участвовала в «Евровидении» в 1994 году. Тогда 21-летняя Мария Кац под сценическим псевдонимом Юдифь спела песню «Вечный странник». И сразу заняла 9-е место, которое дорогого стоит. Неплохие баллы Маше дали Великобритания (5), Германия (6), Ирландия и Исландия (по 4), Нидерланды (5). Это не было победой, но это был триумф! Маша шлет луч поддержки и одобрения Лазареву:

— Сергей — профессиональнейший человек и большой умница. Он концертирующий артист с колоссальным опытом. Ему ничто не должно помешать выйти на сцену и сделать свое дело по-настоящему. Самый большой вред нам наносят наши страхи и неуверенность. Пусть звезды сложатся так, чтобы у него все было хорошо. Чтобы утром проснулся без тени сомнения, что он — победитель!


Альтернативное мнение

Юрий Лоза
Фото: Владимир ВЕЛЕНГУРИН

«Чтоб ему с треском вылететь!»

Какая же бочка меда без ложки дегтя?! В океане светлых пожеланий Сереже мы с трудом нашли такую — в руках Юрия Эдуардовича ЛОЗЫ:

— Могу пожелать ему проиграть. С треском вылететь, чтобы не тащить этот конкурс в Россию. Нам один раз уже хватило! Я исплевался, когда смотрел. Что в нем русского — в Лазареве?! Кроме фамилии… Песню ему написали шведы, текст — англичане. Петь будет по-английски… Это конкурс для ирландской домохозяйки. Зачем он нам нужен вообще?! А вот если бы Лазарев поехал с песней на русском языке, я бы пожелал ему победы!

P. S. Напомним, по древней русской традиции, чтобы у человека все получилось, надо его ругать почем зря. Так что Юрий Лоза поступил мудро.

Комментарии
или войти с помощью: