интервью

Ирина Муромцева: «Иногда я получаю разносы от дочери»

Ирина Муромцева: «Иногда я получаю разносы от дочери»

Популярная ведущая призналась журналу «Телепрограмма», что в ее семье не хватает субординации.

Ирина Муромцева
Фото: Михаил ФРОЛОВ

Этой зимой на Первом канале стартовала программа «Гости по воскресеньям», которую ведет Ирина Муромцева. По задумке это что-то вроде дачных посиделок: люди встречаются, болтают обо всем на свете, готовят что-нибудь вкусное, обедают, играют.

— Ирина, ваша программа пополнила список добрых программ на ТВ. Они востребованы сейчас?

— Думаю да. Она интересная, оригинальная, душевная, открытая, веселая. Все, кто приходит к нам в гости, говорят: «Ой, как у вас хорошо». И зрители тоже чувствуют эту атмосферу. Скоро, например, будет сниматься программа с участием Веры Глаголевой. Она придет с дочерьми. Так вот Вера сама позвонила продюсерам и сказала: «Мне так понравилась программа. Хочу к вам прийти!»

— Вы ведь всегда вели программы с кем-то в паре?

— Мне тут недавно даже Елена Малышева сказала: «Вам нужен партнер. Вот у меня их трое, и я чувствую себя такой сильной!» Раньше я действительно так думала: «Как мне легко с партнером». Но это ощущение обманчивое! С партнером должно быть так же хорошо, как и без него. А то как будто ты передвигаешься с костылем и убеждаешь себя, что это удобно и нормально. Я решила, что смогу — и для меня это очень важно. Вторая сложность — вести интервью сразу с группой людей. Нужно ведь всем уделить внимание, вовлечь в разговор. Круто, когда в процессе съемок ты замечаешь, что гости между собой общаются так, словно они у себя дома. Сразу видно, дружны ли они. Какая в семье иерархия.

— Как вы реагируете на критику? Читаете то, что пишут о вас в интернете?

— Нет, не читаю. Конструктивную критику я могу получить лишь из уст одного-двух людей на канале. А все остальное меня не интересует. Все эти отзывы посторонних людей только подрывают силы и уверенность в себе. Зачем? И так жизнь у нас сейчас не самая простая.

Я дорожу этим проектом, у него свой внутренний посыл. Я изначально не хотела касаться в программе скандалов, копаться в грязном белье. И не буду этого делать в дальнейшем. Это не значит, что мы не касаемся с гостями сложных тем. Но выкапывать что-то, смаковать неприятные обстоятельства жизни, которые могут повлиять на репутацию людей, — это точно не мой путь.

— Ваша предыдущая программа «Парк» возродится этим летом?

— Сложно сказать, это, мягко говоря, был достаточно дорогой проект. И очень масштабный. «Парк» снимался на улице от начала до конца. Это было очень интересно, новаторски, круто. Но что-либо прогнозировать тут невозможно. Официально программа ушла в отпуск. Но когда она вернется — я не могу сказать.

— Вы поддерживаете отношения с соведущими «Парка» Алексеем Пивоваровым и Николаем Фоменко?

— Да, конечно. С Колей мы друзья в Фейсбуке. Но в жизни пока не виделись, в «Останкино» не пересекаемся.

— Насколько вы активны в соцсетях?

— Не особо. Нужно ведь постоянно «в печурке огонь поддерживать». А я ленюсь, да и если честно, не горю желанием рассказывать про каждый свой чих: вот мой обед, вот я в лифте, вот я вышла из него, вот я иду. Это маниакальное фиксирование каждого момента своей жизни напоминает психическое заболевание. Что касается Фейсбука, то там у меня две страницы — личная и общественная. В личной только друзья — люди, которых я знаю. А еще я для себя решила, что субботу и воскресенье могу прожить вне соцсетей, без телефона. Посвящаю это время только семье и детям.

— Некоторые ваши коллеги монетизируют свою известность в соцсетях. Вы не думали об этом?

— Для этого нужна специально обученная команда пиарщиков — людей, которые будут заниматься только этим. Как-то раз мы Димой Губерниевым вели один концерт. Кажется, это было открытие ВДНХ. Приехал мэр Москвы Собянин. Дима фотографировался и так, и сяк, и с мэром, и без него. А его помощник тут же выкладывал снимки в Инстаграм. И посты писал тоже он. Он же вел все рабочие переговоры… Я пока далека от этого.

«Критикует меня не только руководство»

Ирина Муромцева с дочками
У дочек Ирины — старшей Любы и младшей Саши — 12-летняя разница в возрасте. Но телеведущая надеется, что они все-таки станут близкими друг другу. фото: Михаил ФРОЛОВ

— Ваша старшая дочка Люба уже интересуется соцсетями?

— Да, ей ведь уже 15! Было бы странно, если бы она осталась в стороне. Это одна из составляющих нашей жизни. Можно контролировать количество времени, проведенного там, но совсем отказаться от аккаунтов нереально. Тем более подростки по своей природе более замкнуты, чем взрослые. Им легче общаться в письменном виде. Недаром все романы XVIII — XIX веков о переписке двух возлюбленных — это как раз истории о юных героях, подростках. Ну и пусть общаются. Здесь важен другой момент. В интернете же все без лица, в масках, и поэтому можно споткнуться о человека со злыми намерениями. Поэтому важен не контроль, но доверие между ребенком и взрослым. Любаша есть среди моих подписчиков, как и я — среди ее. Иногда я даже получаю разносы от дочери. Так что критикует меня не только руководство (смеется). В Инстаграме отвечаю на комментарии людей, а Любаша подтрунивает надо мной: «Ты что?! Это моветон. Звезды вообще не отвечают». А еще она мне помогает. Был один псих, который постоянно писал мне гадости. И единственное, что я могла, — удалять эти комментарии. Дочка говорит: «Сейчас мы его забаним. Еще и жалобу в Инстаграм напишем, чтобы он больше не смог этого делать».

— Вы как-то говорили, что дочь — ваш самый главный критик, самый честный и жесткий.

— И при этом необидный. У нее есть редкое свойство: она умеет говорить неприятные вещи, которые могут ранить, но при этом ты не испытываешь досады. У нее это звучит так: «Ты подумай и поступай как хочешь. Если решишься — можно вот это и это изменить…» Она не пытается меня задеть или как-то уесть. Если говорит — то все по делу. И к ней нельзя не прислушиваться.

— Подростковый кризис как-то вас коснулся?

— Конечно. Никуда от него не денешься. При этом Любаша убеждена, что подростковый возраст — это выдумка взрослых людей, которые хотят оправдать свое нежелание общаться с ребенком на равных. Дети-то уже выросли, с ними не нужно говорить, глядя сверху вниз, пора переходить на один уровень. Но взрослые придумали себе отговорку: подростки в неадеквате, у них гормоны и все такое прочее. У нас на эту тему прям идеологические споры. Я ей говорю: «Ну вот что сейчас было? Это же явно перепад настроения. Ты только что была веселой, а теперь злишься». — «Да у меня просто не получился рисунок! И все!» И такие качели постоянно.

— Раньше она увлекалась кино.

— Да. Года два-три назад ее пригласили сняться в кино. Искали актрису на главную роль девочки-подростка. Любаша прочитала сценарий, съездила на пробы. Режиссеру она понравилась, попала в пул претенденток на роль. Потом, видимо, не сложилось что-то с деньгами, съемки отменились. Но Любаша до сих пор об этом вспоминает. Говорит: «Как же было бы круто, если бы я тогда снялась». И она права. Пока не прикоснешься к чему-то по-настоящему, очень трудно понять, твое это или нет. Я вот думаю отправить ее летом на какие-нибудь курсы, где дети снимают кино, монтируют его. Пусть она сама поймет, стоит ли двигаться дальше в этом направлении.

«Я ничего не скрываю от дочери»

Гости по воскресеньям
В семье и на работе Муромцева (крайняя справа) взяла интервью у множества звезд… Это кадр из программы «Гости по воскресеньям» с участием Олега и Родиона Газмановых. Фото: Первый канал

— Как Люба находит общий язык с младшей сестрой?

— Нормально. Сейчас даже лучше, чем раньше. Еще недавно она могла закрыть дверь в свою комнату на ключ, чтобы Саша к ней не заходила. А сейчас уже какие-то вещи ей разрешает. На правах старшей сестры Любаша ведет себя как повелительница: это можно, это нет. При этом у каждой из девочек есть свой характер. Даже у 3-летней Саши. Бывает, Любаша хочет покружить ее по комнате, а Саша отказывается — не хочет и все. Между ними большая разница в возрасте — 12 лет. Но, надеюсь, они все-таки станут близкими людьми. Пройдет всего несколько лет — и у Любаши будут свои интересы, своя жизнь. Может, она уедет куда-то учиться, может, останется здесь. Но в любом случае отпочкуется от семьи. Мне бы хотелось, чтобы между ними сохранились теплые отношения. Когда Саша только родилась, Любаша сказала: «Мама, я тебя умоляю, можно все эти пеленки, подгузники не будут меня касаться? Мне просто это неприятно, я этого не хочу». Я сказала: «Хорошо, ладно. Не буду тебя заставлять». Есть дети, которые приходят в восторг от младенцев. Любаша не из их числа — она очень сдержанна и даже настороженна. Ее можно понять: все-таки 12 лет мы были только с ней.

Мужчины рождаются с внутренней установкой: они — авторитеты.

— Вы не так давно сделали татуировку на руке. Если завтра Люба тоже попросит тату, вы разрешите ей?

— Если ей этого хочется на самом деле, это не сиюминутный порыв, а продуманный шаг, то — да. И да, разумеется, я отдаю себе отчет, что мы воспитываем детей собственным примером. Но меня радует в Любаше то, что у нее есть свое мнение, она очень мудрая девочка. Бывает, мы с мужем ссоримся, выясняем отношения. Казалось бы, она должна перенять такой стиль отношений. Но нет. Любаша наблюдает, анализирует и делает свои выводы. И мне говорит: «Мама, я вот вижу, ты недовольна, а он еще тебе что-то говорит. Но ты не обращай внимания, не слушай. Просто, если ты слушаешь и обижаешься, значит, ты признаешь, что это действительно в тебе есть. А если это к тебе не имеет отношения, чего реагировать? Просто молчи. И все пройдет, как циклон». «Любаша, откуда в тебе это? Я же тебе такого не говорила». Она отвечает: «Ну действительно это мое. Я дипломат и считаю это своим приобретением. Жизнь меня так научила». Я стараюсь как можно больше говорить с дочерью. У меня самой был не самый позитивный опыт подростковый жизни, но я рассказываю ей об этом, не вру, ничего не скрываю. Были моменты, о которых я жалею. Но при этом у меня с мамой не было контакта, доверительных отношений. Люди в те времена старались соблюдать субординацию между взрослыми и детьми. Это очень сильно повлияло на меня в юности и убедило в том, что общение необходимо. Я уже не могу по-другому! Иногда, конечно, дочка немного перегибает, и тогда приходится напоминать ей: «Друг мой, я же все-таки твоя мама. Ты ничего не перепутала?» И все же отсутствие дистанции — это правильно, на мой взгляд. Да, субординации нет, но ничего страшного, без нее можно обойтись.

— Муж вас в этом поддерживает?

— Не совсем. Мужчины в принципе рождаются с внутренней установкой, что они — авторитеты. И в семье, и на работе. Если не будет субординации, то как мужчина утвердится в том, что он главный, вожак стаи? Максим порой говорит: «Ну все. Вот сейчас Саше исполнится три года, я начну ее воспитывать». Она, бывает, капризничает, истерит, все швыряет. Я говорю: «Да это нормально. Не нужно так реагировать. Просто ребенок взрослеет. Такие вещи происходят у всех». Но он все равно сердится. Вообще Саша — наш светлый человечек. Она очень добрая, чудесная, ласковая, любознательная. Младшая дочь — моя отдушина. Бывает, съемки идут целый день — с утра и до самого вечера. Мы снимаем несколько программ подряд. И все их нужно эмоционально пережить. В конце рабочего дня я уже даже не как выжатый лимон, а как тряпочка. Приползаю домой. И вот Сашуля садится рядом, обнимает меня, и я прямо чувствую, как потихонечку, тонкой струйкой ко мне возвращаются жизненные силы. Словно воздухом она меня накачивает. И мне сразу становится хорошо.


Личное дело

Ирина Муромцева родилась 11 февраля 1978 года в Ленинграде (ныне Санкт-Петербург). Окончила факультет журналистики Воронежского государственного университета. С 1999 года — на телевидении. Начинала карьеру корреспондентом на канале НТВ в программе «Сегоднячко», затем была продюсером передачи «Герой дня», редактором в программах «Сегодня», «Страна и мир». С 2006 года на канале «Россия 1», вела программы «Вести» и «Утро России». В 2011 году участвовала в шоу «Танцы со звездами». С 2015 года работает на Первом канале. Вела программу «Парк» (в паре с Алексеем Пивоваровым), сейчас ведет «Гости по воскресеньям» и «Доброе утро». Замужем за продюсером Максимом Волковым, растит двух дочерей — Любу (15 лет) и Сашу (3 года).

«Гости по воскресеньям»
Воскресенье/12.50, Первый