интервью

Алексей Пиманов: «Снимаю кино про Крым, любовь и Родину»

Алексей Пиманов: «Снимаю кино про Крым, любовь и Родину»

Режиссер, продюсер и телеведущий — о своих новых фильмах, программе «Человек и закон» и важной особой примете.

Алексей Пиманов без малого 20 лет ведет на Первом канале программу «Человек и закон». Кроме того, он известный режиссер, продюсер и сценарист художественных полнометражных, теле- и документальных фильмов («Три дня в Одессе», «Мужчина в моей голове», «Овечка Долли была злая и рано умерла», «Охота на Берию», «Галина», «Жуков», документальный цикл «Кремль-9»). В последнее время режиссера Пиманова практически не застать в Москве. В Крыму полным ходом идут съемки нового фильма, в котором основная сюжетная линия строится на крымских событиях весны 2014 года.

Алексей Пиманов

— Уже можно рассказать читателям «КП» о вашем новом проекте?

— Это история двух людей, которые влюбляются друг в друга до известных недавних событий в Крыму, а потом пытаются сохранить отношения во время марта 2014 года. У обоих погибли близкие, и эту трагедию они пытаются пережить. Это история о том, как развели два народа, о предательстве, о подлости, о настоящей любви с первого взгляда, о мужской дружбе, об ответственности перед своей семьей и Родиной. Это большое мощное кино, с огромными съемками, красивыми задумками и глубокой историей.

— Программе «Человек и закон» скоро полвека. Чем вы так цепляете зрителя?

— Я стал ведущим программы в 1997 году. Если попытаться сформулировать наше кредо, то останется главное — ЧЕЛОВЕК. Причем написать надо именно так, большими буквами. Не раз и не два наши сюжеты — неудобные, острые, въедливые — становились отправной точкой расследования для правоохранительных органов, основанием для пересмотра давно закрытых уголовных дел и даже вынесенных обвинительных приговоров. Сын известного актера Бориса Новикова Сергей после смерти отца чуть не стал жертвой черных риэлторов. Цена вопроса — большая родительская квартира в знаменитой высотке на Котельнической набережной. Страшно представить, чем бы все могло закончиться. Начнешь рассказывать — никто же не поверит! Как мы вызванивали этих мошенников, буквально ловили их за руку в суде, как вовремя среагировали в Регистрационной палате (к счастью, там работали неравнодушные люди, зрители нашей программы, которые уже знали, что на Котельнической происходит что-то из ряда вон), как мы вызволяли похищенного Сергея, увезенного за 100 км от Москвы…

— Вашим любимым предметом в школе была история. Этим объясняется интерес к документальным фильмам?

— Наверное (улыбается). Много читал и читаю исторических книг, мемуаров. Поэтому постоянно натыкаюсь на такие сюжеты. Мне интересные, людям. Вывел одно нехитрое правило. Успех наших документальных картин обусловлен тем, что в кадре, как правило, только реальные свидетели, которые говорят: «я это видел», «я это слышал», «я это знаю».

— У вас много и документальных фильмов, и сериалов, связанных со Сталиным…

— Действительно много. Но так получилось (улыбается). Если честно, мало кто в сталинской эпохе по-настоящему разбирается. Потому что она была невероятно сложная. Мы сдали на Первый канал многосерийный фильм «Власик. Тень одиночества» о начальнике охраны Сталина. Мощное получилось кино. Нисколько не рисуюсь. Мы ведь действительно много чего сделали про эту эпоху. И очень долго думали, как бы с ней… расстаться. Перебирали в уме, кто, кто этот исторический персонаж, который видел все?! И вдруг поняли, что человек, который видел, как Надежда застрелилась, как росли дети Сталина, как они потом становились Света — Светой, Вася — Васей, Яков — Яковом…

— Это Николай Власик?..

— (Кивает.) Как Сталин зачем-то запустил механизмы репрессий, как он пережил начало войны. Как эвакуировали Мавзолей и проводили Парад Победы. Что было на Ялтинской конференции, а что осталось за кулисами. Что вообще было скрыто за кулисами кремлевской политики… И его потом система так же наказала, как и всех. И кого в тюрьму в конце концов посадили, и Сталин его сдал — это как раз наш Власик. Начальник охраны Сталина. Легендарный абсолютно. Вот мы сделали про него. Это очень сложное кино, очень тяжелое.

— А Власик, он что, оставил какие-то дневники?

— Во-первых, мы этот фильм делали опять же с Федеральной службой охраны, раз. Да и дневники Власика я держал в руках, два. Я был первым, кто показал их по телевизору. Лет 8 назад, наверное, это все было. Они чудом сохранились. Тогда еще была жива Надежда Николаевна Власик, его дочь. Мы тогда ее снимали для цикла документальных фильмов «Кремль-9». Во время съемок завязался простой человеческий контакт. Да и она как-то прониклась к нашей группе. Надежда Николаевна жила в маленькой квартирке, в двух шагах от станции метро «Белорусская». Жила небогато, болела очень сильно. Ненавязчиво, крайне деликатно стали ей помогать, заботились. За несколько дней до смерти она мне позвонила, попросила приехать. Приехал. Слово за слово… Я ее слушаю, а она вдруг и говорит: «Алексей, а вот сходите в чуланчик. Там есть чемодан, лежит наверху без ручки, такой дерматиновый». Я его взял, открываю и говорю: «Это что?» А там такие блокнотики разрозненные, обрывки бумаг с карандашными пометками, салфетки, на которых записи были. Я переспрашиваю: «Это что такое?» Она говорит: «Дневники отца». То есть она их 50 лет никому не давала. Я был первым, кто их в руках держал. Их было очень сложно расшифровать, потому что он писал очень так отрывочно. Надо было еще догадаться, кого он имеет в виду… В общем, своя эпопея…Сейчас дневники Власика в архиве Федеральной службы охраны.

крымская весна

Кадры из нового фильма Пиманова: «крымская весна» стала испытанием для двух влюбленных.

— И вот спустя годы вы решили снять фильм о человеке…

— Да. О сильной личности, которая видела все и которую предали. Власик отсидел в тюрьме, где его дважды «расстреливали», палили в сантиметре от головы, включали записанный детский плач, который доставлял ему невыносимую боль. Как говорила дочь Власика, «он зашел в камеру бравым генералом, а вышел дряхлым стариком».

— Знаю, что вы как продюсер закончили съемки фильма о Маргарите Назаровой, в котором главную роль известной дрессировщицы тигров сыграла ваша супруга, актриса Ольга Погодина. Переживали за нее?

— Я, конечно, отдавал себе отчет, что будет происходить на съемочной площадке, но в те моменты, когда Ольга засовывала голову в пасть тигру, меня на съемках не было. С другой стороны, я не мог Олю остановить, просто потому что это часть ее профессии. Цирковой артистки в качестве дублерши не было. Я этим горжусь. Напишите, что у нас есть великие актеры: Ольга Погодина, Андрей Чернышов, Николай Добрынин, которые сами входили в клетку к тиграм, сами сделали все трюки в кадре, и никто из дрессировщиков или каскадеров в фильме их не дублировал.

— Кто ваш любимый советский режиссер?

— Я не понимаю одного режиссера… это Гайдай. Я ему завидую. Я не понимаю, как эта легкость достигалась, фееричность… Он один такой, и его нельзя повторить. Когда монтировался фильм Гайдая, все смотрели и говорили: «Как неинтересно, скучно…» Приходил Гайдай, садился, что-то менял местами, что-то ускорял… И все начинало работать, понимаете?! Гений. Меня как-то спросили, какое кино нужно снимать. Я долго размышлял, а потом пришла на ум ключевая фраза, которую теперь часто повторяю: «То, которое в праздники показывают».

— Есть ли у Пиманова-человека какие-нибудь свои, особые приметы?

— Если я с кем-то общаюсь и играет любимая группа Dire Straits, значит, все будет хорошо. Это связано с одной историей, которая случилась со мной 25 лет назад в Кармадонском ущелье. В том самом месте, где погиб Сергей Бодров. Именно тогда я услышал эту музыку. Расшифровывать не буду. Просто потому, что очень личное.

Текст: Наталья Мурга
Фото: пресс-служба «ПимановФильм».

Комментарии
или войти с помощью: