звездные истории

Юлия Барановская вспоминает отпуск с бывшим мужем

Юлия Барановская вспоминает отпуск с бывшим мужем

Телеведущая делится впечатлениями от стран, где отдыхала с Андреем Аршавиным

Юлия с детьми. Фото: Instagram
Юлия с детьми. Фото: Instagram

Этот отпуск Юлия Барановская проводит с детьми: 10-летним Артемом, 8-летней Яной и 3-летним Арсением. Их папа — известный футболист Андрей Аршавин, к сожалению, пока так и не одумался и не уделяет время своим детям. Успешная телеведущая (Юлия Барановская вместе с Александром Гордоном ведет на Первом канале программу «Мужское и женское») иногда предается ностальгии и вспоминает, как счастлива была вместе с Андреем Аршавиным. Мы прочли книгу Барановской «Все к лучшему», которая вышла этим летом, и публикуем отрывки «летних» счастливых воспоминаний Юлии.

О первом отпуске в Дубае

«Наш первый совместный отпуск уже как семья мы провели в Дубае. Такая поездка для нас была первой серьезной тратой денег на отпуск — два молодых дурака полетели в новый 5-звездочный отель в Дубай».

«…Все самолеты летали только из Москвы. Мы сели на поезд до столицы с моей любимой подругой Капустой и ее парнем. Они просто обычные ребята, не связанные с футболом. Первым делом мы решили пойти в вагон-ресторан, чтобы расслабиться. Парень моей подруги Виталий, взрослый мужчина, готов был хорошенько выпить, а у Андрея непереносимость алкоголя, как у чукчи. Кажется, у них отсутствует какой-то фермент, который расщепляет алкоголь… Надо сказать, во время сезона он не употреблял вообще. Но вот в отпуске решил расслабиться. Виталик — крепкий парень, так что выпили они прилично… Плохо ему было, конечно, до ужаса. Весь отпуск Андрей капли в рот не взял, и я была очень рада, что Виталик так его отвадил…»

«…В отпуске, мы не отлипали друг от друга: мы пили из одного стакана, ели из одной тарелки, сидели на одном стуле и слились в одно существо. У нас появилась присказка. Я говорила: «Какая девочка?» Он отвечал: «Умная». Я по-детски надувала губы: «Нет! Какая девочка?» — «Красивая». «Ну, нет!!!» «Маленькая?» — со смехом говорил он. «Да, нет же!» — «Любииииимая!» Тогда же меня все стали называть «Маленькая». Постепенно это трансформировалось в Масяню. Масяней меня звали следующие 10 лет жизни».

Фото: Instagram
Фото: Instagram

Об отдыхе в Майами

«…Мы с Андреем впервые полетели в Америку… Сели в такси и просто в ужасе смотрим, а вокруг такие хрущевки стоят, обшарпанные стены. «Боже, куда мы попали?», — думаю. Если бы мы тогда остались вдвоем, то разочаровались навсегда. Хорошо, что жизнь свела нас с Ромой и Мариной. Первые дня три мы просто лежали на пляже. Пытались куда-то выйти, но каждый раз это превращалось в разочарование. Пришли в модный ресторан. Я в жизни не крашусь — просто не умею. Только на съемки, на мероприятия, и только у профессиональных визажистов. Поэтому, естественно, в отпуск даже косметику не беру. И вот делаем заказ. Андрея попросил пива, я — вина…

— Вам сколько лет? Мы с Андреем переглянулись. — У нас двое детей!

— Да вы брат с сестрой. Короче, официант нам не налил ни капли, после этого случая нам пришлось постоянно ходить с паспортом. А потом папарацци узнали, кто отдыхает в этой гостинице, и спокойная жизнь закончилась. Тогда-то мы и узнали, каково это быть под постоянным прицелом — в Америке фотографы позволяют себе куда больше вольности, чем в Лондоне. Мы лежали на пляже, а вокруг нас располагалось 50 камер, не из-за угла, — просто вокруг лежака…. Мы не выдержали и ушли к бассейну, на закрытую территорию отеля, куда фотографов не пускали. Я сидела на бортике бассейна, Андрей плавал. Вдруг подошла девушка в очках и в легком пляжном платье, села рядом и заговорила. Андрей узнал ее первым, и как обычно, из-за страха общения уплыл, я долго вглядывалась, не понимая, с кем говорю. Тут девушка сняла очки — Жанна Фриске, простая, легкая в общении. Слово за слово — разговорились. Оказалась, что она отдыхала как раз в компании тех веселых ребят, и они ей рассказали, как нас донимают папарацци — вот Жанна и решила помочь. В этот же вечер они нас пригласили на ужин. Ребята показали нам другой город Майами. Оказалось, что там для всего есть свои места. Где-то надо только ужинать, где-то обедать, а приди туда на ужин — разочаруешься. И вот тогда все наладилось»…

«…Но о Майами. Это город все-таки странный, помешанный на культе тела. Идешь по береговой линии, смотришь и думаешь: «Они что, к одному хирургу ходят?» Там пластику сделать — как у нас маникюр, и все под одну гребенку… Но что хорошо в Майами, все это не имеет значения: можешь красиво одеться, а можешь прийти в шлепках, может накраситься, а хочешь — забудь о косметике — всем все равно….»

Об отношении к деньгам

«…Наверно, глядя на светскую хронику, люди по-другому представляют себе жизнь известных футболистов. Не буду говорить, что они не правы, это у нас в семье было по-другому. Заказать частный самолет и им полететь, зачем? Или перелет бизнес-клас-сом с детьми — 10 000 долларов, перелет эконом- классом — 1 500. Наверно, в масштабах зарплаты Андрея — это смешно даже обсуждать. Помню, что доходило до смешного: летим с матча домой, подходим к стойке, только я иду в эконом, а он проходит в бизнес-класс по билету, купленному ему клубом. Или еще в самом начале наших отношений Андрей однажды, искренне недоумевая, поинтересовался: «Масяня, зачем тебе третья пара сапог, у тебя же есть две!» Теперь представьте на секунду, что это говорит один из самых высокооплачиваемых футболистов России! В общем, позволять себе тратить больше денег мы стали только тогда, когда переехали в Лондон. Было забавно слышать вопросы, когда мы общались с разными людьми во время светских раутов: «Куда ты летала на шоппинг? В Милан?» Я с улыбкой отмалчивалась»… …Если честно, меня никто не ограничивал, кроме меня самой — счета у нас были общие, и Андрей не проверял мои траты. Я часто ездила в Париж. Жить в этом отношении в Лондоне очень удобно — ты всегда близко от всего. Я брала Артема, мы садились в утренний Евростар на самые недорогие места и в 10 утра были в Париже, гуляли там целый день, дышали, а в 9 возвращались домой. Иногда ко мне присоединялись подружки, и тогда прогулки по Парижу превращались в коллективный шоппинг…»

Телеведущая Юлия Барановская с детьми. Фото: Instagram
Телеведущая Юлия Барановская с детьми. Фото: Instagram

О ностальгии

«В 2012 году наша совместная жизнь закончилась. Андрей сказал, что уходит от меня. Он жил в Питере с другой женщиной, но при этом периодически появлялся в Лондоне. Он либо устраивал мне скандалы, либо заставлял поверить, что вернулся. Я была беременна, и постоянно вспоминала наши прожитые годы. Эти счастливые воспоминания после того, как Андрей объявил, что уходит, были невыносимо болезненными. А не вспоминать не получилось. Погружаться в наши любовь, благополучие и спокойствие было невыносимо, даже не потому, что это хотелось вернуть, а потому что я не понимала, как же все закончилось так печально, не знала, что ждет меня дальше. Вот в своих мыслях я еще с Андреем в Майами или мы гуляем с детьми в парке, или празднуем Новый год, радуемся моей беременности, а вот Андрей в Питере с другой женщиной и я, раздавленная его издевательствами, собираю себя по частям. В тот год я говорила об Андрее 24 часа в сутки. Сначала с психологом, потом обсуждала с подругами то, что сказал психолог. С каждой по очереди»…

«…Иногда у меня появляется фантомная боль. Например, в декабре, когда мы каждый год проводили отпуск вместе, у меня возникает странное желание написать Андрею. Хорошо, что рядом есть люди, которые могут сказать: «Напиши, конечно, он размажет тебя опять». И это желание уходит. Я больше не люблю его, я не хочу быть с ним, это что-то на уровне инстинкта. Однако старые привычки постепенно забываются и появляются новые — слишком много случилось за последние годы между нами. Я любила его, мы были вместе, у нас было хорошее и плохое, но эти годы были абсолютно счастливыми. Память о них он разрушил полностью. Я до сих пор покрываюсь мурашками, когда думаю, что бы было, не подай я в суд. Когда у тебя трое детей, остаться на улице — животный страх…»