отношения

#СамаДураВиновата

#СамаДураВиновата

Флешмоб #ЯНеБоюсьСказать обнаружил немало «скелетов в шкафу» в наших жизнях. И в наших головах.

насилие
Фото: globallookpress.com

Я сейчас не буду пересказывать истории, которыми вчера были заполнены ленты в соцсетях. Вы наверняка их тоже читали. И с удивлением обнаружили «скелеты в шкафах» своих подруг, а кто-то даже и друзей. Флешмоб #ЯнеБоюсьСказать, начатый украинской журналисткой, перепахал многих.

Каждая из этих историй — ужасна по-своему. Даже история какого-то смельчака, опубликовавшего «#ЯнеБоюсьСказать Я не люблю кофе». Хотя, она, конечно, отвратительна в другом смысле. Как отвратительна всякая дурная шутка.

комментарий, насилие

Но подумать было о чем. И среди моих знакомых не высказался только ленивый. Кто-то смело рассказал свою историю. Кто-то философски вопрошал в интернет-вечность, чего люди пытаются добиться своей акцией. Кто-то с ужасом узнавал, что практически каждая женщина в своей жизни сталкивалась с насилием…

Первое, что задело меня — пост моей знакомой. Она написала, мол, слишком громко вы поете. Зачем все эти красочные рассказы? Зачем из людей слезу вышибать? Идите лучше к психотерапевту. Он сделает вам хорошо.

Можно подумать, что мы денек не переживем без жизнерадостных сэлфи и фоток еды. Или соседство с хэштегом #ЯнеБоюсьСказать как-то мешает сосуществовать в огромном интернет-пространстве?

комментарий, насилие

Знаете, почему надо было устроить такой флешмоб? Потому что иногда очень страшно рассказать кому-то глядя в глаза. Мне кажется, в этот момент очень боишься увидеть хоть какой-то намек на осуждение. Монитору исповедоваться проще. И про разорванные трусы… И про засосы на шее… И про то, что сама виновата, потому что водку попробовала… На дискотеку пошла… Мини-юбку надела… Улыбнулась накаченному парню… Поздно домой возвращалась… Ну, какие мы там «самидуры» еще не предусмотренные уголовным кодексом «преступления» совершили?

«Самидурывиноваты» не начнут упрекать за излишнюю красочность и эмоциональность рассказа. Или нарочитую сухость повествования. Да и прочитать вот эти вот «сама дура» гораздо легче вместе с сотнями тех, кто понимает, о чем ты говоришь. Они не так жестоки в определении причин, почему ты виновата в том, что это случилось именно с тобой.

комментарий, насилие

Вот моя подруга сравнила выход в мини-юбке на вечернюю улицу с заплывом в шторм. Ну типа ты же сама приняла решение нырнуть в волну, так сказать. А что, аргумент. И правда ведь нельзя ходить в мини после комендантского часа. Там переполненные тестостероном мужчины. «И этот фактор надо всегда учитывать», — подытожил еще один приятель.

И ты соглашаешься. Нельзя ходить в мини. Нельзя кокетничать. Надо следить за временем. И быть настороже. И на всякий случай положить в клатч кусок водосточной трубы.

Видимо, именно этому я должна научить своих дочерей. А не тому, что ты имеешь право распоряжаться своим телом. И ни одна скотина не может притронуться к тебе, если ты этого не хочешь. Даже если ты очень пьяна. И в мини. И у него тестостерон.

комментарий, насилие

Именно поэтому я вчера медитировала в монитор и думала, надо ли рассказывать… Потому что, ожидая реакции, ты автоматически начинаешь искать себе оправдания. Будто ты и правда в чем-то виновата. Я не надевала мини! Я была в джинсах, потому что дача и комары. Я не пила водку! И дело было в 9 вечера! И я была с подругами. В компании ребят, которых мы знали давно и дружили. И мне было всего 13. И там был мальчик, моя первая любовь…

Неужели я Самадуравиновата. что к нам пришел этот 23-летний пьяный мужик со своим другом? И что ретивое у него взыграло? И что не побрила голову налысо, потому что именно их он намотал на свою руку и бил меня головой о каменный парапет… А я держалась за ногу своего парня, чтобы меня не утащили в кусты. И он, который признавался мне вчера в любви, ВЫРЫВАЛСЯ! Потому что как раз очень боялся сказать хоть что-то…

Знаете, если ваша история еще кому-то поможет вылезти из своей скорлупы, поделиться, выблевать все то, что продолжает ломать годы, не бойтесь сказать. Потому что долгое время в своей голове я не называла себя по имени. Видимо, пытаясь защититься внутренне, я разделила себя на две части. Одна для мамы, для школы, для друзей. Другая — моя. И до сих пор, когда на меня начинают орать или как-то давить, я пытаюсь за что-то внутренне уцепиться, потому что мне очень-очень страшно. Хотя, мне уже 34.

Когда человек рассказывает о давно случившемся, его мозг разбавляет воспоминания. Ну будто в ведро мутной воды подливает чистую, — и общее загрязнение меньше. Поэтому разбавляйте! Не бойтесь говорить. Пусть этот стон, всхлип, крик существует.

А остальным, которым нечего сказать по теме: не хотите сострадать, имейте смелость не судить. Слава Богу, что вы не знаете. Дай Бог, чтобы таких людей было все больше.