реальные родители

Почти взрослая жизнь: где живут наши дети во время учебы за границей

Почти взрослая жизнь: где живут наши дети во время учебы за границей Фото: Global Look
Отправить своего ребенка учиться за границей хотят многие знаменитости. Дочь Анджелики Варум и Леонида Агутина учится в Майами, Стефан Сафронов, сын художника Никаса Сафронова, окончил Королевскую Академию художеств в Лондоне, Артемий, сын Валерии, получает образование в Швейцарии… Где живут звездные и почти «обычные» дети, разлученные с мамами и папами?

В любом агентстве, помогающем определиться с учебой за границей, вам скажут: всегда есть выбор, кампус (то есть проживание на территории школы) или семья. Если речь идет о подрощенных детках, то это может быть также съемная или собственная квартира, где за наследником (наследницей) будут приглядывать родственники или няньки. Именно этот вариант, как правило, выбирают наши звезды, шоу-бизнеса и политики: у них достаточно средств, чтобы обеспечить своему чаду не только дорогое образование, но и собственное жилье.

Но если речь идет о Великобритании, то там очень строгие правила. Во время учебы в частном колледже ребенок должен проживать на его территории, в обычной общаге, на равных с остальными детьми. В этих общагах царит строгая дисциплина: за нарушение правил можно легко вылететь из учебного заведения, а то и получить «штрафную карточку»: это значит, что в «деле» ребенка будет соответствующая пометка, из-за которой его могут не взять в другую школу или колледж. Где-то могут «повязать» за наркотики, где-то – за распитие алкоголя, где-то – за ночное свидание (лиц противоположного пола проводить к себе в комнату строжайше запрещено).

Моя племянница и крестная дочка уже несколько лет учится в Лондоне, и, поверьте мне, ее жизнь гораздо сложнее, чем может показаться.

Закончив восьмой класс обычной московской школы, М. успешно сдала экзамены в английский колледж с очень хорошим рейтингом и репутацией. Но переехав в маленький городок в паре часов езды от Лондона, она распрощалась прежде всего с домашней обстановкой.

Все ученики проживали в кампусе, мальчики отдельно, девочки отдельно. Комнаты были оформлены по-спартански, режим дня был строг (отбой в одиннадцать ровно!), а на территории действовал дресс-код: совсем как в советских школах, светлый верх, темный низ. Каждое воскресенье – церковь (даже если ты атеист, присутствие обязательно). Точно так же обязательным был спорт: при поступлении ты должен указать хотя бы два вида спорта, которыми ты будешь заниматься. Разумеется, никакого алкоголя и сигарет на территории, и никаких свиданий после отбоя.

Нарушала ли моя племянница правила? Конечно, нарушала – как любой ребенок, английский или даже советский, прошедший опыт выживания в пионерлагере. Хозяин единственного на округу паба знал «своих» студенток и студентов в лицо. И не выдавал их, даже когда пионервожатые (то есть «старшие» по общежитию), приходили в этот паб с проверкой.

Закончив колледж, моя племянница поступила в Лондонский университет – собственно, ради этого все и затевалось. И тут у нее, наконец, появился выбор: общежитие, или собственное съемное жилье. А теперь главный сюрприз, который ждал ее родителей: общежитие в Великобритании не просто платное, а очень дорогое – через полгода выяснилось, что снимать свою квартирку вместе с двумя подружками выходит гораздо дешевле. Теперь моя племянница почти счастлива, а вот ее папа с мамой, приезжая в гости, приходят в ужас. Девочка экономит абсолютно на всем, ходит в рваных туфлях, маниакально выключает свет, как только кто-то его включает, и вот уже два месяца не вызывает водопроводчика, чтобы он починил сломанную трубу: вызов мастера в Лондоне стоит 180 фунтов, а это ее двухнедельная зарплата официантки. Когда папа с мамой заполнили, наконец, дочкин холодильник, она сначала долго любовалась его видом, а потом опубликовала фото продуктового изобилия в Инстаграмме – чтобы подружки завидовали.

Но, конечно, Стефан Сафронов жил немного иначе – на то у него и есть знаменитый папа.