КИНО

Миссис Хадсон — Холмсу, мистер Гудзон — Хэнксу: как одни и те же иностранные имена становятся у нас разными

Миссис Хадсон — Холмсу, мистер Гудзон — Хэнксу: как одни и те же иностранные имена становятся у нас разными Знали бы Холмс и инспектор Лестрейд, что миссис Хадсон могла бы зваться миссис Гудзон...
Велик и могуч русский язык, коль способен из одного иноземного слова сделать два, а то и три. При просмотре фильмов это особенно заметно.

Вряд ли кто-нибудь из нас не слышал о Гудзоне — реке в Северной Америке, впадающей в Атлантический океан и разделяющей штаты Нью-Джерси и Нью-Йорк. Во многом Гудзон близок нам благодаря кинофильмам — например, таким, как «Гудзонский ястреб» или «Москва на Гудзоне». Самая свежая лента, в которой знаменитая река выступает в роли сюжетообразующего элемента — драма Клинта Иствуда «Чудо на Гудзоне», где Том Хэнкс в образе отважного летчика сажает на речную гладь пассажирский лайнер. А теперь вопрос — что общего у Гудзона с героиней других кино- и телефильмов, миссис Хадсон? Милая старушка, у которой великий сыщик Шерлок Холмс снимает жилье, фигурирует во множестве картин, в частности, в идущем сейчас на Первом канале британском сериале. Ответ прост: пожилая женщина и река — однофамильцы.
Да-да, не удивляйтесь. По-английски фамилия дамы и название водной артерии пишутся одинаково — Hudson. Одинаково они и читаются — Хадсон. Но так уж вышло, что в русском языке утвердился неправильный (и это очень мягко сказано) вариант.

Том Хэнкс в «Чуде на Гудзоне»: «Алло, справочная? На какую реку я все-таки сел?»

Кто-то скажет — а вдруг так и должно быть? Может, Гудзон как-то связан с индейской тематикой? Тогда и правила английского языка тут не при чем… Увы, река была названа в честь человека, и отнюдь не индейца. Английский мореплаватель Генри Хадсон заслужил право быть увековеченным на карте США. Так что, приехав в Нью-Джерси или Нью-Йорк, не вздумайте спрашивать, как пройти к Гудзону. Ваш вопрос станет неразрешимым ребусом. Гудзон? Good Zone? Хорошая Зона? Да что это такое? Может, Центральный парк или Таймс-сквер?
Как же река Хадсон стала Гудзоном? Всему виной наша традиция менять в названиях и именах английскую H на русскую Г (яркий пример — вышеупомянутый Генри Хадсон, который на самом деле Хенри). Дальше не повезло букве U, которую у нас чаще трактуют как У. Ну а S превратилась в З уже чуть ли не по правилам русского — мол, раз сначала идет Д, значит, в сочетании с ним уместнее выглядит звонкий согласный звук. Добили несчастную реку ударением, которое нам в данном случае сподручнее ставить на второй слог. Так от первоначального названия ничего, по сути, не осталось. Слава Богу, миссис Хадсон повезло больше и ее в миссис Гудзон не превратили.

Энди Маррей: «Ура, русские произносят мою фамилию правильно!»

Данный случай — не единичный. Заглянем ненадолго в мир спорта. Лучший на сегодняшний день теннисист планеты британец Энди Маррей является не только двукратным олимпийским чемпионом, но и однофамильцем знаменитого американского актера Билла Мюррея. Оба в оригинале носят фамилию Murray.

Представляешь, Скарлетт, они называют меня Мюррей… (кадр из фильма «Трудности перевода»)

Несмотря на то, что звезду «Охотников за привидениями» и «Трудностей перевода» мы знаем дольше и, возможно, любим больше, правильнее по-русски звучит вариант, принадлежащий теннисисту. К тому же в его фамилии мы ставим ударение на первый слог, как и положено, в то время как в фамилии актера чаще всего ударным становится слог номер два.

Джеймс Ньютон Хауард: «Это что ж надо сделать со своим ртом, чтобы назвать меня Ховардом?»

Но все это еще цветочки! Вернемся к кинематографу и познакомимся поближе с двумя заслуженными композиторами, написавшими музыку к массе замечательных картин — Говардом Шором («Властелин колец», «Семь», «Стриптиз», «Отступники», «Филадельфия» и др.) и Джеймсом Ньютоном Ховардом («Адвокат дьявола», «Таинственный лес», «Неуязвимый», «Красотка», «Шестое чувство» и др.). Оба, по сути, тоже тезки, ведь в оригинале имена пишутся так — Howard Shore и James Newton Howard.

Хауард Шор — россиянам: «Сами вы Говарды! От таких слышу!»

Не стоит обращать внимание на то, что у одного Howard — имя, у другого — фамилия, для англоязычного мира это нормально (вспомните Харрисона Форда и Джорджа Харрисона или Джеймса Дина и Генри Джеймса). Важно то, что один стал Говардом, другой — Ховардом. И (это самое удивительное!) никто из уважаемых музыкантов не удостоился правильного произношения — Хауард. Та же беда, кстати, постигла в нашей стране миллионера Говарда Хьюза, актера Теренса Ховарда, теле- и радиоведущего Говарда Стерна и многих-многих других.
Всем им, кстати, можно даже позавидовать. Представляете: приезжаешь в Россию и, даже не напрягая свои актерские возможности, становишься другим человеком!

 

Фото — кадры из фильмов и Global Look Press.