КИНО

61 год Мелу Гибсону: безумству Храброго поем мы песню

61 год Мелу Гибсону: безумству Храброго поем мы песню Недавняя роль Мела в боевике "Кровный отец" - решительный волк-одиночка, спасающий свою дочь.
3 января герой «Безумного Макса» и «Храброго сердца» разменял седьмой десяток.

Каждый из нас уверен, что знает о Меле Гибсоне все. Ну, в конце концов, мы же выросли на его фильмах – какие могут быть секреты? Однако заблуждений, связанных с Гибсоном и фактами его биографии, великое множество. Например, если провести экспромт-опрос где-нибудь на улице, большинство респондентов скажет, что Мел – австралиец. То же самое большинство сообщит, что «Храброе сердце» — дебютный фильм Гибсона-режиссера. И все при этом попадут пальцем в небо. Ведь Мел родился в США, в штате Нью-Йорк, а в Австралию переехал лишь в 12-летнем возрасте, будучи уже вполне сообразительным юношей, которого отец хотел уберечь с помощью переезда от призыва в армию и, соответственно, от командировки во Вьетнам. Что же до режиссерского дебюта, то первым опытом в этой сфере стала для Мела драма «Человек без лица», хоть и получившая хорошие отзывы, но не привлекшая значительного внимания публики. А уж потом прогремело, в том числе и с помощью легендарного гибсоновского крика «Свобо-о-ода-а-а-а-а!» ( Fre-e-e-e-e-edo-o-o-om!), «Храброе сердце».

Мел в «Храбром сердце».

Гибсона также считают пьяницей, драчуном и хамом. Журналисты боятся идти к нему на интервью, ибо любой неловко заданный вопрос якобы может закончиться скандалом.

«Если спросите его о дочери, он встанет и уйдет!» – предупреждали репортеров, бравших интервью у Мела в разгар его разборок с россиянкой Оксаной Григорьевой, которая так и не стала женой артиста, но подарила ему малышку Люсию. А Гибсон вдруг, не дожидаясь скользких вопросов, начинал сам рассказывать о дочке, в которой всегда души не чаял. И, кстати, как бы сложно не протекал его роман с Григорьевой, именно благодаря ему, помимо крошки Люсии, свет увидела чудесная песня Call My Name Again, которую Оксана спела в концовке криминальной драмы «Возмездие» (Edge Of Darkness). Да и сама картина получилась отменной, Мел, который словно обрел второе дыхание, выступил в ней как классический американский киногерой – это ли не результат положительного влияния женщины? Не исключено, что многие (если не все) проблемы, случавшиеся в жизни актера, шли ему на пользу.

В образе детектива Тома Крейвене в «Возмедии».

Таков уж характер Мела – ему всегда нужна драка. В недавнем эксклюзивном интервью teleprogramma.pro он сказал, что в Австралии тот, кто ни разу не участвовал в драке, вызывает подозрения. Мел всегда вне подозрений. Да, после съемок в «Смертельном оружии» кое-кто поспешил обвинить артиста в том, что он продался Голливуду. Но только дурак поверит в готовность Гибсона продать душу голливудскому дьяволу – скорее он сам купил Фабрику Грез, причем не кучей долларов, а своей бронебойной харизмой.

Марти Риггс из «Смертельного оружия» всегда был готов вляпаться в неприятности.

Гибсон всегда делал то, что хотел. И отказывался от того, что ему было не по душе. Пока другие звезды экрана экспериментировали с пластической хирургией, Мел храбро старел, не стесняясь того, что в свои 60 выглядит даже чуть старше. На макушке образовалась солидная плешь? Ну и Бог с ней, пусть остальные (Николас Кейдж, например) спасают имидж с помощью пересадки волос.

Нет в кино персонажа безумнее Макса Рокатански.

Гибсон был и остается тем, кем когда-то предстал перед зрителем – Безумным Максом, плюющим на жесткие кинозвездные правила и живущий по своим законам. Вполне, кстати, разумным. «По соображениям совести» — так назывался в нашем прокате последний фильм Гибсона-режиссера, и это более чем символично. Живи по совести и не стесняйся быть собой. И тогда публика тебя поймет, простит и никогда не перестанет любить.