кинотеатры

Крестные и несвятые отцы

Крестные и несвятые отцы
В прокат выходят фильмы «Закон ночи» Бена Аффлека и «Преисподняя» Мартина Коолхувена.

Закон ночи

Закон ночи

Четвертый, снятый уже после «Оскара» за «Операцию «Арго», фильм Аффлека, — к сожалению, худший из всех его режиссерских работ. Не то, чтобы это был какой-то страшный и позорный провал, просто жалко, что после фильмов, так или иначе связанных с сегодняшним днем, Аффлек зачем-то обратился к 1920-30-м годам, к уставшему жанру «гангстерского боевика», все достижения которого, боюсь, остались в глубоком прошлом. Аффлек идет проторенной дорогой, в тысячный раз излагая историю хорошего парня, ставшего гангстером и убийцей, поскольку на фронтах Первой мировой в сознание попала бацилла насилия. Душой он романтик и прекрасный семьянин, а по работе обеспечивает чуть ли не все Штаты запрещенным кубинским ромом, при помощи автоматического оружия расчищая себе дорогу от конкурентов и бывших соратников. В финале ему, само собой, придется заплатить «страшную цену» за свои прегрешения – но, несмотря на все усилия Аффлека, актера и режиссера, зрителю безразличны и страдания его героя, и его подвиги. Слишком они вторичны и не дотягивают до страданий и подвигов героев «Крестного отца», «Лица со шрамом» или «Однажды в Америке».

Преисподняя

Преисподняя

Намного забористее унылого эпоса Аффлека неовестерн «Преисподняя» (в оригинале — «Сера», Brimstone). Повествование, рисующее страшную судьбу независимой молодой женщины (Дакота Фаннинг) на Диком американском Западе, голландец Мартин Коолхувен разбивает на главы, расположенные в обратном порядке, поэтому истинный смысл происходящего становится ясен только в конце, раскрывать который мы, конечно, не будем. Скажем только, что главный герой-пастор в пугающем исполнении Гая Пирса (интересно, когда он в последний раз играл положительную роль?) является законченным педофилом и извращенцем и весь фильм норовит убить собственную дочь — после вступления с ней в противоестественную связь, разумеется. Коолхувен снимает свой евровестерн с таким адским серьезом, что в какой-то момент тянет расхохотаться. При этом, надо отдать должное, за 148 минут нам почти ни разу не скучно — ведь решивший ни в чем себе не отказывать автор воплотил в фильме (с помощью святого отца), кажется, все свои эротические фантазии: каждую минуту у него кого-то насилуют, вешают (дважды), отрезают язык (дважды), вспарывают живот, душат собственными кишками, перерезают горло, порют (в том числе детей), скармливают свиньям, не говоря уж об обычных убийствах, поджогах и прочих мелочах. Прости, Господи.