книги

«Нуур», глава 17. Третья улица Строителей

«Нуур», глава 17. Третья улица Строителей

(Читать предыдущую главу)

К своему стыду, всю жизнь я любила  мальчиков-зайчиков, которые умели сводить с ума, а потом приносили кучу хлопот и переживаний, занимали деньги и увлекались каждые полгода новыми барышнями. Раз и навсегда дала себе зарок не обращать на них внимания и выбирать взрослых мужчин, уже научившихся ценить настоящее в жизни. Но в очередной раз столкнулась с таким красавчиком, который явно решил на меня поохотиться.

Фото: Paxson Woelber https://www.flickr.com/photos/paxson_woelber/
Фото: Paxson Woelber https://www.flickr.com/photos/paxson_woelber/

С утра, закончив дела с разбором писем, я решила спуститься и позавтракать. Тем более время уже было около 9 утра. Самое время подниматься из постели.

Прямо на выходе из комнаты на меня налетел Алекс.

— О, простите, я приехал слишком рано… – В руках он держал огромный букет красных роз.

— Это вам. Вчера вы произвели на меня такое впечатление, что я всю ночь не мог заснуть. Вы так красивы! – не удержался молодой человек и покраснел.

Что ж, дежурные комплименты от мужчины, который по долгу службы составляет мой эскорт, вполне ожидаемая вещь. Я взяла цветы и вернулась в номер, чтобы поставить их в вазу.

Алекс зашел следом и замялся на пороге, увидев распахнутую кровать и легкий бардак в комнате.

— Как вам спалось?

— Отлично, спасибо, – равнодушно ответила я.

Я стояла спиной и не видела, как быстро он подошел почти вплотную ко мне. А когда обернулась, то мы чуть не столкнулись. Он легко придержал меня, чтобы я не упала. Но руки его слишком долго задержались на моей талии. Глаза смотрели так жадно, что мне стало не по себе. Но прежде чем я успела что-то сказать, он справился с собой и отошел на приличное расстояние. Возникла некоторая неловкость. Тут крайне вовремя принесли завтрак.

— Простите, я заказал завтрак вам в номер, чтобы не нужно было спускаться в общий зал – мужчина произнес эту реплику так естественно и грациозно, что, если бы не видела сама, то не даже не заподозрила бы, что минуту назад он испытывал смущение от неловкой романтической ситуации. Вообще, он так ловко попадал в неловкие ситуации (простите за каламбур) и с таким достоинством тут же из них выходил, что я не могла не восхититься хорошо отрепетированной ролью. Это был высший пилотаж: не банальное ухаживание, а целая игра страстей, вполне, кстати, натурально, как и горячий кофе в моем завтраке.

— Ну что ж, давайте позавтракаем, – пришлось сказать мне, тем более что столик уже был сервирован на двоих.

Медленно потягивая кофе, я рассматривала молодого человека не без любопытства.

Он действительно был красив. Высокий, значительно выше меня, с рельефными мышцами под обтягивающим голубым джемпером, яркие синие глаза смотрели на меня ровно и спокойно, лишь изредка страстный огонек проскальзывал из-под кукольных длинных ресниц и скрывался вновь.

Я почему-то вспомнила Олега, такого уже взрослого и сильного. Как не похожи были этот молоденький и страстный мальчик-зайчик и стабильный, рассудительный офицер.

И к своему стыду, всю жизнь я любила именно таких вот мальчиков-зайчиков, которые умели сводить с ума, а потом приносили кучу хлопот и переживаний, занимали деньги и увлекались каждые полгода новыми барышнями. Раз и навсегда дала себе зарок не обращать на них внимания и выбирать взрослых мужчин, уже научившихся ценить настоящее в жизни. Но в очередной раз столкнулась с таким красавчиком, который явно решил на меня поохотиться.

— Алекс, мне нужна ваша помощь, – решила я перейти от взаимного созерцания к делу. — Мне нужно найти в Москве одного человека. И я надеюсь только на вас.

— А как же экскурсии, катание на теплоходе по Москве-реке и ужин в дорогом ресторане? – изумился Алекс

— Это потом, сейчас главное то, о чем я прошу. В конце концов, вам же оплачивают время, которое вы меня занимаете?

— Да, конечно, – смутился гид, упоминание о деньгах как-то сразу упростило и опошлило его роль.

— Все, что пожелаете. Кого нужно найти?

Я передала своему гиду всю информацию, которая была у меня о мадам Валичкиной. Он обещал вернуться через час, когда все узнает.

Однако не прошло и полчаса, как он радостно вбежал в номер и сказал, что все сделал. Можно ехать. Адрес известен.

Мы сели в его БМВ, штатную машину с водителем он отпустил, чтобы не объясняться потом с начальством по поводу изменения программы, и понеслись по переполненным улицам просыпающегося города.

Обожаю хороших водителей, Алекс был настоящий ас. Ехать рядом, утопая в мягком кожаном сидении, было приятно и спокойно. В профиль он был еще красивее. Мужественное выражение лица, прямой четкий нос, губы в уверенной улыбке. Ой, что-то я замечталась…

Такие мужчины являются народным достоянием, и должны, соответственно, принадлежать народу, точнее, женской его половине. А мне нужен мой, заботливый и спокойный Олег. Пускай он не будоражит мою фантазию, и не доводит эмоции до кипения, но с ним можно уютно жить рядом, не переживая за то, что будет завтра. И даже когда я начну полнеть, а на попе появится кошмар всех женщин целлюлит – он не заметит, и будет любить меня прежней.

Третья улица строителей … Валичкина жила где-то на пересечении двух улиц с классическими советскими названиями эпохи комсомола, новаторов, монтажников, высотников и машиностроителей. Маленький пятиэтажный дом, окруженный старинными деревьями, повидавшими на своем веку не одну революцию. Сытая кошка на одном из окон, занавески из тюли. Все как в большинстве позабытых двориков нашей необъятной родины.

Мы подошли к железной двери подъезда, намертво закрытого на ключ. Алекс нажал кнопку нужной квартиры, но ответа не последовало.

— Может, ее нет дома? — предположила я.

— Скорее, домофон не работает – жильцы не любят платить за эту бесполезную штуку, – проявил знание жизни московских аборигенов мой спутник. И тут же набрал номер первой попавшейся квартиры.

— Кто там? – спросил тонкий старческий голос

— Милиция, откройте! – не стесняясь, приказал мой сопровождающий

— Ой, – пискнула бабка. И дверь моментально открылась, — А вы к кому? – поспешила она полюбопытствовать в динамик.

— Вам знать не положено! – отрезал мужчина, и мы вошли.

В подъезде пахло кошками, сыростью и отсутствием ремонта. Было не похоже, чтобы тут могла жить женщина, которая путешествует и живет в дорогих отелях, а главное – может позволить себе покупку дорогих украшений и сувениров. Дама с кольцом-бабочкой никак не вписывалась в моем сознании в данную действительность.

Тяжелая железная дверь в квартиру номер 7 оказалась приоткрытой. Алекс осторожно толкнул ее. И мы прошли в коридор, уставленный шкафами с книгами. В дальней комнате слышался детский плач.

И мы поспешили туда. Девочка лет семи плакала, сидя на полу и глядя на фотографию молодой миловидной женщины.

Увидев нас, она икнула и замолчала.

— Вы кто?

— Мы пришли к твоей бабушке, – постаралась я сказать как можно более мягко. Владлена Карповна Валичкина тут живет?

— Бабушка вышла, – отрезал ребенок и вышел из комнаты, слегка толкнув Алекса.

Я последовала за девочкой на кухню.

— А когда она вернется?

— Чай будете? – спросила девочка, снимая с плиты грязный чайник.

— Нет, спасибо. Как тебя зовут? – не унималась я, хотя меня несколько удивляло безразличие ребенка к появлению случайных людей в доме.

— Бабушка говорит, что гостям всегда надо наливать чай, – отрезала маленькая хозяйка и, откусив кусок печенья, представилась – Я Вася.

— Вася? – изумился вошедший следом на кухню Алекс.

— Василиса, что тут не понятного, – топнула ногой девочка, для которой такое объяснение явно было не в первой.

— Вася, а когда все же бабушка вернется? – решила я повторить попытку

— А кто ее знает? Она всегда так неожиданно уходит и приходит. Но она сказала, что вы придете. Садитесь, ждите.

— Сказала? – тут уже настал мой черед удивляться. Видимо, девочка приняла нас за кого-то другого. Но я решила продолжить беседу, пользуясь столь удачным стечением обстоятельств. Девочка подопнула ногой табуретку, и я села.

Бедненькая кухня, старый гарнитур, явные попытки хозяев содержать чистоту в этой, требующей ремонта квартире. Меня не оставляло ощущение, что мы ошиблись.

— Вася, а почему ты плакала, когда мы пришли? Тебя кто-то обидел? – решила я поддержать разговор с малышкой.

— Нет – равнодушно пожала плечами Василиса, которая не привыкла жаловаться – просто мама давно не приходила…

— А на фотографии твоя мама?

— Да — Девочка принесла из комнаты фотографию

– Вот! – протянула она мне – правда, красивая?

Я посмотрела на милое лицо девушки в рамки и подтвердила:

— Правда.

Девочка достала из холодильника круглые шоколадные шарики в коробке, высыпала их в тарелку и развела молоком.

— Будете?

— Нет, спасибо, мы хотели угостить тебя тортом, – я шепнула Алексу, чтобы сбегал в магазин за тортом. И он растворился.

— Круто! А чего сразу не принесли?

— Мы хотели узнать, что вы с бабушкой дома. А то куда бы мы его дели, – отшутилась я.

— Бабушка скоро придет. Она, наверное, у соседей.

— Может за ней сходить? – предложила я.

— А я не знаю, у каких… – искренне призналась девочка.

В этот момент в дом ворвалась огромная черная собака, вся в грязи. Она встала посреди узкого коридора и старательно отряхнулась, оставив на обоях черные пятна уличной грязи. И тут же побежала к девочке, обниматься и попрошайничать еду.

— Это Дог, – сказала девочка, — он очень хороший.

Большие собачьи зубы рядом со мной, безусловно, внушали доверие.

— А вот и бабушка!

В дверь вошла пожилая благообразная старушка, одетая в темный плащ и колоши. Было видно, что она привыкла следить за собой: хорошо уложенные волосы, чистенькое платье, косметика, хотя на вид ей было далеко за 80.

— Добрый день. Вы, вероятно, из института? – приветливо улыбнулась она, заходя на кухню.

Я давно вас ждала, мне уже звонили. Давайте пить чай, и потом я все вам покажу.

Она аккуратно вымыла руки и поставила на стол две посеревшие от времени чашки.

— Васенька, золотко, уведи Дога, – обратилась она к внучке и та исчезла вместе с собакой.

Редко встретишь такое послушание у детей, особенно в таком возрасте, подумалось мне.

Тут как раз и Алекс с тортом нарисовался в дверях.

Старушка обрадовалась торту, как чему-то удивительному в их скромной жизни.

Мы сели пить чай. И по поводу нашего приезда Владлена Карповна даже достала серебряные ложки из серванта.

— Простите, запамятовала ваше имя, – вежливо обратилась она ко мне

— Наташа, а это Алексей, – решила я не церемониться

— Дак вот, Наташенька, — подхватила старушка. Я была так рада, когда мне позвонили из вашего института. Я знала, что моего Федора оценят рано или поздно. Жаль, что он не дожил до этого момента. После его смерти мы бедно живем, вы уж простите нас.

— Ничего, ничего – отрезала я кусочек торта и протянула женщине.

— Вы знаете, наш институт выписал премию Федору Валичкину за его работы – вмешался Алекс.

— Да что вы? – старушка просияла.

— Вот, 10 000 рублей. Раз мы не можем ему вручить эти деньги, то их можете получить вы, – и Алекс легко вытащил из кошелька две красные бумажки.

— Боже мой, Феденька, какое счастье! — старушка благодарно пожала руку мне и моему спутнику. А потом аккуратно свернула и спрятала драгоценные купюры.

Я искренне удивилась поступку Алекса, кто бы мог подумать, что молодой Нарцис, привыкший работать за большие деньги, проявит такое благородство души. Мужчина поймал на себе мой взгляд, и довольно подмигнул. Казалось, его начинает забавлять эта история. А может просто хочет произвести на меня впечатление?

— Мы с Феденькой много лет отдали науке, – продолжала старушка, поднося ложку с кусочком торта в вишенках, ко рту. Проглотив кусочек, она довольно посмотрела на ложку и облизнула ее как-то мило, по-детски наивно.

— Простите, вы работали вместе с мужем? – поинтересовался мой спутник

— Дааа, конечно. Мы познакомились в нашей первой экспедиции на Озеро. Я была тогда юной студенткой медицинского института. А им в экспедиционную группу понадобился врач. Никто не хотел соглашаться на такую работу – провести два месяца в палатках на берегу почти необитаемого озера, в непроходимом лесу. И тогда Федя пришел в институт, чтобы найти кого-то с последних курсов. Мой Феденька был высокий, черноволосый, красивый. И улыбался как настоящий бог. Когда он пришел в нашу аудиторию и предложил незабываемую практику в далекой Сибири, я не смогла устоять.

Прошло всего две недели, и я оказалась там вместе с Феденькой. Наш медовый месяц прошел на экспедиционном корабле, под ливнем и холодным пронизывающим ветром. Но это было лучшее время в моей жизни. Мы изучали бытность и легенды местного населения, путешествовали от одного берега к другому, общались с местными в далеких, заброшенных поселениях, изучали захоронения.

Я мало понимаю в этнографии и археологии. Но и мне хватало работы. Я была и врачом, и поваром для экспедиции.

— сколько лет вы провели на Озере?

— Да почти всю жизнь. Нас перевели обратно в Москву всего за 10 лет до смерти Федора. Его пригласили в институт преподавать, обещали профессорское звание. Нам было жаль покидать любимые места, но возраст уже не позволял жить в полевых условиях. А преподавание всегда было его самой светлой мечтой. И мы переехали.

— А что случилось потом?- не утерпела я

— А потом у него появились завистники. Профессорам местной кафедры не нравилось, когда студенты предпочитали лекции моего мужа — всем остальным. Ведь другие преподаватели всю жизнь провели в теплых креслах, пока мы работали в Сибири. И лекции Федора Валичкина, полные удивительных подробностей, фотографий, неожиданных открытий, вскоре стали собирать огромные аудитории. И тогда кто-то из завистников раскопал на меня досье. И все закончилось.

— А что такого они могли найти в вашем досье? – изумился молодой человек.

— Нуу… раньше об этом нельзя было говорить, – смутилась старушка – но сейчас некоторые даже гордятся своим дворянским происхождением.

— Ваши родители были дворянами? – ахнул Алекс.

— Да. Мой отец был известным человеком, офицером царской армии, потомственным дворянином. Мать скрывала от меня это, а отец исчез еще во время гражданской войны. Я сама узнала об этом факте своего происхождения лишь много лет спустя. Но именно это испортило жизнь моего бедного мужа.

Его уволили из института, а все его исследования были забыты и много лет не публиковались. А ведь он сделал удивительные вещи, собрал бесценный материал. Вот…

Она встала и пошла в комнату. Когда вернулась, в ее руках была старая потрепанная канцелярская папка, полная исписанных бумаг. Она протянула ее нам.

— Вот, это то, что он не успел опубликовать. Я уверена, что теперь вы сможете оценить по достоинству его открытия.

Мне не хотелось брать папку, ведь я не имела никакого отношения к науке. Но выбора не было. Старушка была так растрогана, что отказаться означало оскорбить ее чувства. Ладно, узнаю, из какого института ей звонили, и отвезу туда папку, решила я.

— Скажите, а когда вы были на Озере последний раз? – решила я перейти к теме, которая меня интересовала. Вероятность, что эта дама была там недавно, была не велика. Она с трудом передвигалась даже на своих 40 квадратах жилплощади.

— ООО, много лет назад, — вздохнула женщина.

— И вы ничего не знаете о статуэтке серебряного Будды? – вздохнула я, потеряв всякую надежду. Кто-то пустил меня по ложному следу. Сколько времени потеряно.

— Серебряный Будда? Да, мы находили такую статуэтку в одном из древних поселений. Об этом писали все газеты. Кроме серебряной статуэтки, мы нашли тогда целый клад утвари из серебра, монет и оружия древних поселенцев.

— Но откуда вы об этом знаете? Прошло уже столько лет. Самое удивительное было то, что она была точной копией древнекитайской знаменитой статуэтки. Сейчас покажу.

Старушка принесла из коридора большой альбом произведений древнекитайского искусства.

Она открыла одну из страниц, и я с изумлением увидела того самого Будду, которого однажды уже видела в подобном альбоме.

— А куда делась эта находка потом?

— Вы знаете, — старушка вздохнула – уникальность ее была в том, что она не принадлежала к тому времени, которым были датированы другие предметы захоронения. Буддизм появился на Озере значительно позже. До этого местные жители придерживались только шаманизма. И что еще более удивительно, так это ее материал. Серебро – очень редкий материал для этих мест. Статуэтку забрали в институт. Она должна храниться у вас.

-Да? Что ж, мы обязательно проверим в архивах.

— А кто занимался изучением этой темы после вашего мужа?

— Тему сначала забыли, но недавно вышла пара статей в одном из научных журналов. Там один из профессоров писал о статуэтке, и ссылался на ранние работы моего мужа. И вы знаете, профессор Шевко – давний оппонент моего мужа, и до его смерти никогда не соглашался с выводами, предпочитая идти своим путем. А теперь активно цитирует моего мужа. И надо сказать, это позволило ему значительно продвинуться в своих исследованиях, ведь его опыт пополнился опытом старинного коллеги… – Старушка задумалась.

— А вот где он работает сейчас, не помню.

Алекс легонько дернул меня за рукав. Нам пора было идти. Ведь настоящие представители института могли придти с минуты на минуту, и тогда наш обман был бы раскрыт.

Попрощавшись с милой старушкой, мы вышли на улицу.

— Ты такой молодец, что дал ей денег, – поспешила я выразить свой восторг поступкам своего сопровождающего.

— Да что ты, — улыбнулся он своей голливудской улыбкой, – это же представительские расходы. Я итак должен был потратить их на тебя. Надеюсь, ты не в обиде. Наличие свободных денег может значительно упростить наши поиски – подмигнул он.

— Наши? – изумилась я.

— Ну да, мне очень понравилась эта история. Не знаю, зачем ты ищешь статуэтку, но это самое забавное мое задание за все время работы. Пока ты в Москве, можешь рассчитывать на меня.

— Отлично. Тогда нам нужно срочно найти этого Шевко. У тебя есть мысли?

Мальчик довольно улыбнулся. По его лицу было видно, что на свете нет таких задач, которые для него были бы не по силам. Сделав пару коротких звонков, он торжественно заявил.

— Все. Нашел. Шевко Семен Семеныч – профессор Калифорнийского Университета, живет, как ты понимаешь, в Сан-Франциско.

— И что теперь делать? – искренне расстроилась я.

— Не теряй настроение! Здесь живет его дочь. Я думаю, что мы легко можем ее навестить. Она поможет связаться с отцом. Поехали.

— Ты уже и адрес знаешь? – спросила я, проваливаясь в сиденье его машины.

— А то! Она живет в шикарном особняке профессора в элитном районе. Но проще ее найти в институте, там она появляется хотя бы иногда. А дома не бывает почти. Видимо, ведет светский образ жизни и, преимущественно, по ночам. Говорят, она одна из завидных девиц в тусовке золотой молодежи. Завтра поедем в ее институт. А пока – в гостиницу — и мы понеслись по улицам Москвы, где мой водитель чувствовал себя как рыба в воде.

(Продолжение следует…)