книги

Дмитрий Миропольский: «Император Павел не был дегенератом!»

Дмитрий Миропольский: «Император Павел не был дегенератом!» Дмитрий учился на химика, работал грузчиком, а стал писателем. Фото: Михаил ФРОЛОВ
Автор одного из лучших приключенческих романов последних лет «Тайна трёх государей» рассказал о правителе России, который пытался изменить страну.

Действие романа Дмитрия Миропольского охватывает всего несколько недель — и несколько тысячелетий человеческой истории. В частности, среди героев оказываются Иван Грозный, Петр Великий и император Павел — три государя, в действиях которых можно усмотреть определенное сходство. Об этом сам Дмитрий рассказал журналу «Телепрограмма».

— Ваш главный герой — элитный спецназовец. Вам встречались в жизни люди, похожие на него?

— Не просто встречались: я поддерживаю с ними отношения по сей день. С некоторыми мы знакомы еще с армейской поры, с другими познакомились позже.

— Кто вы по образованию?

— Меня учили на инженера-химика-технолога и прочили хорошее будущее в области физической химии, но по специальности я так толком и не работал.

— А чем зарабатывали на жизнь?

— Много чем. Проще сказать, чем не зарабатывал. Художником-оформителем был, плотником-бетонщиком, ресторанным музыкантом… Но больше всего мне нравилось грузчиком работать — платили хорошо и здоровье позволяло.

Дмитрий Миропольский
Фото: Михаил ФРОЛОВ

— Как вы пришли в писательство?

— Если вы вспомните биографии писателей практически любых, увидите, что они пришли из самых разных сфер. Чехов и Булгаков слыли неплохими врачами. Акунин много лет работал переводчиком с японского, был сотрудником издательства «Иностранная литература». Маринина работала в милиции и, кроме протоколов, наверное, долгое время ничего не писала… Но любой, кто знает грамоту, — практически любой — пытается что-то писать: вы загляните в социальные сети. Когда я еще учился в школе, некоторым сверстникам удавалось даже публиковаться: кому-то в «Ленинских искрах» — была такая детская газета, — кому-то в «Пионерской правде», кому-то в журнале «Костер». Я тоже писал всякую всячину. В старших классах комиксы сочинял, потом пошли пьесы для самодеятельных театров, потом для театров-студий в конце 80-х — начале 90-х, статьи журналистские на разные темы… Но к тому, чтобы написать роман, долго не чувствовал себя готовым. Когда почувствовал, тогда написал. Один, другой… Вроде получается.

— Император Павел в вашем романе совсем не похож на того недалекого человека, каким он представлен в учебниках истории.

— Если вас интересует эпоха императора Павла, есть возможность обратиться не к учебникам, а к запискам современников — у меня в книге встречаются закавыченные цитаты из их воспоминаний. Знакомство Павла с европейскими монархами и придворными состоялось в 1781 году, когда он, будучи еще цесаревичем, в компании молодой жены инкогнито прокатился по Европе. При русском дворе его существование было ограничено жесткими рамками. Короля ведь играет свита. И окружение Павла, зная про его сложные отношения с матерью, «играло» не в его пользу. А когда Павел оказался сам по себе, у европейцев появилась возможность увидеть и узнать его таким, каким он был на самом деле. Он свободно владел несколькими языками, был блестяще образован, обладал недюжинным математическим талантом. Павел спроектировал Михайловский замок, причем сделал несколько вариантов — это говорит о профессиональной инженерной подготовке… Это был очень разносторонне развитый человек, а недолгое время правления Павла знаменитый историк Василий Ключевский назвал «самым блестящим выходом России на европейской сцене». Мало кто помнит написанное в учебнике. Мол, вместо того чтобы заниматься серьезными государственными делами, Павел издавал указы о том, когда гасить свет, когда обедать, сколько раз звонить в колокол утром и вечером, как одеваться. Если встречал даму в фижмах, в большом платье, которое мешало ей быстро и правильно исполнить ритуальный поклон императору, он эту даму высылал из Петербурга.

Павел I, император
Павла I в учебниках преподносят смешным дурачком, а он за несколько лет реформировал страну. Фото: globallookpress.com

— И еще солдатиков гонял по плацу.

— Вот именно. Хотя как показывает практика и как Суворов, современник Павла, говорил: тяжело в ученье — легко в бою! Если солдат двадцать, пятьдесят, сто раз проделает один и тот же маневр — в реально сложных условиях он этот маневр исполнит без запинки, и победит, и жив останется. У Петра Первого в юности были потешные полки; у Павла тоже было небольшое войско в Гатчине, в его резиденции под Петербургом. Так вот, гатчинские полки стали самой боеспособной частью русской армии после воцарения Павла.

Многих исторических персонажей пытаются уложить в примитивную схему на уровне ЕГЭ, чтобы «птичку» поставить в нужном квадратике. Зная шаблонные оценки, очень удобно отвечать на вопросы тестов. Хотя живой исторический деятель гораздо сложнее той схемы, в которую его пытаются вогнать.

— Принято считать, что Иван Грозный убил своего сына. А у вас он выглядит совершенно другим человеком.

— Видите ли, правитель-реформатор не быть диктатором не может. Пусть не в строгом юридическом смысле слова, а в обиходном, но ему приходится диктовать свою волю и настаивать на том, что требуется сделать. Конечно, было бы здорово не торопясь объяснить людям — что и зачем. А если времени очень мало, и мало кто из окружающих способен понять стратегическую задачу? Иван Грозный и в особенности Павел, у которого было очень мало времени, не имели возможности объяснить свои действия, поэтому просто заставляли окружающих делать то, что надо.

Текст: Дарья Завгородняя, Денис Корсаков


Кстати

По многочисленным просьбам мы выпустили «Тайну трёх государей» еще и в легком, компактном формате — специально для тех, кто любит читать в дороге. Спрашивайте книгу в местах продажи прессы!