книги

«Нуур», глава 23. Разоблачение

«Нуур», глава 23. Разоблачение

(Читать предыдущую главу)

— Вы знаете, мне кажется, Моника поняла, что жизнь не будет верна ей вечно. И что однажды вкус вина будет казаться терпким, тело будет дышать на полвздоха, а красота останется только на старых фотографиях. И, возможно, тогда к ней пришла потребность быть с тем, кто никогда не изменит ей.  А это, дорогой мой, вы, Серж, — улыбнулась тетушка.

ФОТО: Annelieke B / Flickr https://www.flickr.com/photos/anneliekeb/

ФОТО: Annelieke B / Flickr https://www.flickr.com/photos/anneliekeb/

 

— А что, мисс Элли, как вы полагаете, Моника действительно меня любит?

Тетушка Элли слегка раскраснелась и церемонно обмахнула себя платочком.

— Ну в чем вы сомневаетесь, как можно не любить такого представительного и интересного мужчину. Она не раз говорила мне, как дорожит вашими отношениями.

— Но она отказывала мне столько лет, – вздыхал Серж, доливая болтливой тетушке вина.

— Да нет же, она просто была очень увлечена жизнью. Ведь жизнь – это так захватывающе, так удивительно. И, к сожалению, слишком быстро, – вздохнула Элли, бросив случайный взгляд на свои старые и почти прозрачные руки.

— И что, вы хотите сказать, что всю жизнь любовь ко мне оставалась на втором плане перед любовью к жизни? Какая необидная конкуренция, – улыбнулся Серж, – что же изменилось теперь?

Элли задумчиво смотрела на бокал вина.

— Вы знаете, мне кажется, Моника поняла, что жизнь не будет верна ей вечно. И что однажды вкус вина будет казаться терпким, тело будет дышать на полвздоха, а красота останется только на старых фотографиях. И, возможно, тогда к ней пришла потребность быть с тем, кто никогда не изменит ей. А это, дорогой мой, вы – Серж. Если вы ждали столько лет, то теперь ее сердце принадлежит только вам… — Элли погладила руку своего собеседника. И это чувство показалось Сержу знакомым. Словно в прикосновении этой престарелой дамы все еще жила страсть к жизни. — Я пойду, Серж, я очень устала, годы берут свое. И она медленно уплыла в своем длинном белом платье в сторону отеля.

Такие доверительные беседы постепенно вошли в привычку. И каждый раз Серж узнавал больше, чем за целый день, проведенный с Моникой. Его невеста не любила откровенничать, ей казалось это пустой тратой времени.

Вечером в один из таких дней Моника вернулась к себе далеко за полночь, сняла грим и поглядела на не свое уставшее старческое лицо. Что ж, в этом состоянии есть даже забавные моменты. Кому из невест удавалось обсуждать с женихом секреты и сюрпризы, которые готовят для нее же. И главное, из длинных бесед с будущим мужем в качестве тетушки, она, наконец, начала понимать, как он относится к ней на самом деле. Это немного смешной и чудаковатый мужчина, при всем своем богатстве и возрасте, был влюблен в нее по-мальчишески трепетно и искренне почитал ее главным сокровищем, которое подарила ему фортуна. Фортуна, в которую он верил просто безоговорочно.

Она умылась и сняла любимое кольцо. Сегодня Серж подарил ей другое украшение – изящные серьги с изумрудами необычного синеватого цвета. И ей не терпелось примерить их.

Завтра она непременно их наденет.

Но завтра был очередной вечер, когда ей пора откланиваться и уступать место этой старой тетке в шляпе с большими полями.

Она вышла из-за столика, привычно переоделась в туалете. Бросила на себя скорый взгляд, поскольку любоваться там особо было не на что. И вернулась в образе старушки Элли.

Серж был особенно собран и словно ждал встречи с тетушкой больше, чем с самой невестой. Словно он хотел спросить о чем-то важном.

— О Серж, ты такой загадочный сегодня, – пропела она, подходя к столику.

Мужчина почтительно встал и помог даме сесть.

— Скажите, Элли, а сколько вам лет? – спросил он неожиданно и глядя прямо в глаза.

Монику этот вопрос застал врасплох. Она понятия не имела, сколько лет ее мнимой героини.

— Так сколько?

— Вы же понимаете, что у женщин неприлично спрашивать о возрасте. Вы хотите сказать, что я плохо выгляжу? – собеседница изобразила из себя обиженную.

Серж неожиданно положил свою руку поверх ее руки, и, глядя прямо в глаза престарелой даме, сказал:

— Дорогая, я, конечно, рассеян и невнимателен. Но все же я прожил большую жизнь, и умею разбираться в людях. Я уже давно наблюдаю за тобой, твоей манерой общаться, твоими переодеваниями в туалете ресторана. Все это хорошо задумано, и никто из сотрудников этого ресторана не обратил бы внимания, что в одно и тоже самое время в туалет заходит женщина, которая оттуда больше не выходит. Зато появляется другая, поразительно похожая на первую, хотя и намного старше. И, что странно, эта женщина туда ни разу не заходила. Она всегда только выходит. Но, – он удержал ее руку, которую она хотела в гневе вырвать – как ты понимаешь, деньги творят чудеса и многократно повышают наблюдательность простых официантов и администраторов. Я не случайно постоянно привожу тебя в этот ресторан.

Он совершенно преобразился. Моника никогда не видела его таким. В роли успешного и властного человека он был неотразим. Уверен в себе, даже самоуверен, он излучал какую-то властную силу, которой хотелось подчиняться. А его точный ум! Как мастерски он расставил на нее ловушки. Как он хорош! Подумала она, и тут же поняла, что вся ее замысловатая игра в кошки-мышки провалилась. А она-то считала себя первоклассной актрисой и интриганкой.

— Неужели я теряю квалификацию, — расстроено вздохнула она.

— Нет, что ты, дорогая моя, если бы я не знал тебя слишком хорошо, то ничего бы не заподозрил. Но сначала меня беспокоило смутное сходство, потом ты забыла снять кольцо. А потом уже было делом техники подарить тебе украшения, которые оставались у тебя в ушах и на пальцах после переодевания, подкупить служащих ресторана, навести справки в отеле о том, что никакая Элли там не проживает. У меня достаточно хорошая служба охраны, и все эти расследования не составляют для них труда.

— Но твой спектакль был грандиозен. Долгое время я искренне верил во все происходящее. А когда подлог стал очевиден, твоя игра доставляла мне настоящее удовольствие. Вот только одного я не понял. Как и зачем ты это делаешь? Тебе что-то угрожает? Ты скрываешься? Если хочешь, я увезу тебя к себе в Москву. В моем особняке тебе ничего не будет угрожать.

— Ах, дорогой мой Серж, – вздохнула она, – если б я притворялась… Но в мою историю, я боюсь, ты даже не поверишь.

И Моника рассказала ему свою страшную сказку с украденным отражением. И, к ее изумлению, Серж ни разу не прервал ее рассказ возгласами недоверия или сомнения. Он вообще за сорок минут ее непрерывного рассказа не проронил ни слова. Когда Моника, уставшая и возбужденная, закончила свою неправдоподобную историю, которую, как хороший рассказчик, немного еще и приукрасила. Серж продолжал молчать. Прошло еще несколько минут, прежде чем он встал, взял шляпу и подал Монике шаль. Они молча вышли из ресторана.

(Продолжение следует)

Комментарии
или войти с помощью: